40 лет фильму «Спортлото-82»: госзаказ-комикс, который оценили зрители

Поначалу многие подумали, что очередной фильм Леонида Гайдая «Спортлото-82» — это реклама государственной лотереи, режиссера обвиняли, что он неоригинален и даже часть сцен снял в обстановке, напоминающей его же «Кавказскую пленницу».

А потом присмотрелись и приняли фильм. Потому что фильм неплохой.

Фильм Гайдая – это действительно государственный заказ, цель его – поднять продажи лотерейных билетов, которые упали после проведения в Москве Олимпиады 1980 года.

Но сюжет фильма от этого нисколько не теряет – это оригинальная и интересная история, разыгранная талантливыми актерами. Сценарий к этому фильму Леонид Иович написал вместе с драматургом Владленом Бахновым.

Авторы в начале фильма передали привет писателю Юлиану Семенову, включив в сюжет книгу «Смертельное убийство» Гениана Заленого.

Часть фильма снимали на Кавказе, там же, где и приключения Шурика, так что претензия части зрителей вполне обоснована. Речь о небольшой деревне между Ялтой и Алуштой.

Так, к примеру, камень, на котором станцевал Сан Саныч, расположен в том же районе, что и «дерево Никулина».

Это был первый сценарий Леонида Гайдая, который он частично представил в виде комикса, то есть часть сюжета нарисовал картинками.

Однако строгого соответствия рукописи на съемочной площадке порой не было – режиссер уважал качественный импровиз от мастеров.

Конечно, после согласования сценария главной задачей стало правильно подобрать актеров. Роль блондинки Тани Леонид Иович хотел отдать Ларисе Удовиченко, но худсовет ее кандидатуру забраковал из-за возраста, нужна была девушка моложе.

В итоге Гайдай нашел никому не известную студентку Щепкинского училища Светлану Аманову.

Актриса с темными волосами перекрасила их в белый цвет, играла летние сцены под октябрьским солнцем, пела под фонограмму Ксении Георгиади в осенний холод.

Леонид Гайдай периодически ругался на Аманову, но вовсе не из-за ее неопытности, его раздражало, что ее кожа от холода становилась гусиной. Выход был один – руки и ноги Амановой постоянно растирали.

На роль главного героя Кости Лукова режиссер пробовал Андрея Гусева и Виктора Древицкого, но в итоге взяли начинающего актера Альгиме Арлаускасе, потому что он был похож по поведению на своего персонажа.

В первый съемочный день у Арлаускаса родилась дочь, и в Крым он не поехал. Гневная телеграмма о возможной замене актера от Гайдая привела его в чувства – утром он был на съемочной площадке.

Но в тот же день Альгиме простудился и несколько дней сидел в гостинице, а Гайдай вынужден был снимать другие сцены.

Роль Степана мог сыграть Михаил Боярский, а Сан Саныча – Борислав Брондуков. Однако Мурашко Гайдай в итоге отдал проверенному актеру Михаилу Пуговкину.

Тут оказалось, что Боярский с Михаилом Афанасьевичем в кадре не смотрится, и тогда роль досталась Михаилу Кокшенову.

На роль молодого человека Татьяны после проб режиссер предложил почти неизвестному актеру Денису Кмиту. А Боярский в итоге исполнил для фильма песню «За удачей спешим».

Михаил Пуговкин в начале съемок получил серьезную травму и даже посоветовал Гайдаю заменить его, но режиссер терпеливо ждал, пока его товарищ поправится.

Дело в том, что в гостинице в один из вечеров актер ошпарился кипятком, который приготовил для чая. После этого он несколько недель пролежал в больнице. А потом еще несколько недель ездил на перевязки.

Непросто пришлось и Михаилу Кокшенову – его герой преследовал троицу авантюристов, поэтому приходилось постоянно рисковать.

Также актеру пришлось плавать в холодной воде, мерзнуть на пляже, изображая, что ему жарко. Но тяжелее всего было ездить на неуправляемом мотоцикле.

В сцене с забегом по трассе в роли инспектора ГИА сыграл милиционер – это начальник ГАИ Алушты Валерий Журавлев. Он знал Михаила Пуговкина, а в гостинице случайно попался на глаза режиссеру.

В итоге он попал в фильм и прекрасно сыграл, а также подружился с Михаилом Кокшеновым.

Оцените статью
40 лет фильму «Спортлото-82»: госзаказ-комикс, который оценили зрители
«Добро пожаловать, или…» — почему советскую комедию запрещали к показу? Социальный и политический подтекст детского фильма