Бенефис Владимира Самойлова в советской экранизации знаменитой бродвейской пьесы

Владимир СамойловИгорь Костолевский и мало снимавшаяся в кино Народная артистка СССР Татьяна Карпова в совершенно забытом телефильме о двух одиноких пожилых людях, которые на пороге смерти пытаются осмыслить прожитую и уже никак непоправимую жизнь.

В понедельник 14 апреля 1986 года, в самый прайм-тайм, до и после программы «Время», состоялась премьера двухсерийного телеспектакля «Игра в джин». На советском телевидении состоялся один единственный показ, а потому картину мало кто видел тогда и помнит сегодня.

Экранизация одноименной всемирно известной пьесы американского драматурга Дональда Ли Кобурна, который в 1978 году получил за нее Пулитцеровскую премию за лучшую драму – это аналог «Оскара» для театра. Американская постановка «Игра в джин» стала одной из легенд Бродвея.

При этом Дональд Ли Кобурн так и остался автором одного произведения. У него были и другие пьесы, но о них мало кто помнит.

«Игра в джин» — это история двух обитателей дома престарелых, мужчины и женщины, людей одиноких, никому не нужных, изолированных от внешней жизни и мировых проблем. При этом у каждого прошла богатая событиями личная жизнь, остались дети и состояния, но в свои последние дни им банально не с кем поговорить.

Собственно в богадельне, или как ее называет автор пьесы — в «доме смерти», герои случайно и познакомились. Обычная игра в карты сближает их и открывает души друг другу и зрителям.

«Игра в джин» это пьеса-бенефис для двух возрастных актеров. Они просто говорят и играют в карточную игру, правила которой почти никому из наших зрителей неизвестны. Но данный момент никакой роли не играет, главное диалоги героев и их монологи о своей судьбе.

В нашей стране пьеса неоднократно ставилась в центральных и региональных театрах.

В начале 1980-х у Георгия Товстоногова в Ленинградском Большом драматическом театре на сцене блистали Евгений Лебедев и Эмма Попова. В 1990-е антреприза Театра у Никитских ворот с Борисом Левинсоном и Райной Праудиня объездила всю Россию. В 2013 году Галина Волчек поставила «Игру в джин» в Театре «Современник» с Лией Ахеджаковой и Валентином Гафтом.

В 1981 году свою версию выдал Московский академический театр имени Маяковского. В главных ролях Владимир Самойлов (1924-1999), в представлениях не нуждающийся, и старейшая актриса театра, начинавшая еще до войны, Татьяна Карпова (1916-2018).

Кино она никогда не жаловала, и зрители могли запомнить актрису, разве что, по ролям в водевиле «На подмостках сцены» (1973) и комедийной мелодраме «Теща» (1973) от белорусских кинематографистов.

Постановка Театра имени Маяковского шла на сцене много лет, и была положена в основу телеспектакля, снятого в 1985 году. Третьим персонажем добавили самого автора пьесы «Игры в джин» (Костолевский), который в начале каждой серии предваряет показ вступительным словом.

Что в итоге? Получилась экранизация, которую можно смотреть, а можно просто слушать. Благо авторский текст здесь значит намного больше, чем актерская игра.

Скажем честно, персонаж Костолевского в телеспектакле лишний. Татьяна Карпова не станет любимой актрисой для тех, кто не знал ее раньше.

И только Владимир Самойлов в очередной раз демонстрирует свою актерскую мощь и бросает вызов кинорежиссерам, которые в то время, со второй половины 70-х, предлагают ему безликие роли больших начальников и глав семейств.

Оцените статью
Бенефис Владимира Самойлова в советской экранизации знаменитой бродвейской пьесы
Детский фильм времен СССР с высокой оценкой зрителей