Что самое страшное в фильме «Дорогая Елена Сергеевна»?

В чудовищном, но талантливо снятом фильме «Дорогая Елена Сергеевна» (1988) гадки все персонажи — от деток до училки. Они — циники и сволочи, она — болтливая идиотка, сначала принимающая подарки и бухающая (ага) со своими учениками, а потом — устраивающая «последний бой за правду».

Или ты — скала, или ты — безвольная тряпка, а Елена Сергеевна тряпка, считающая себя скалой. В противном случае, к ней бы не пришли с просьбой о подлоге. Дети — великие психологи, а свою математичку они знают преотлично; выучили её натуру / манеру наизусть.

Но в данном случае интересно другое…

Вот мальчик-гуманитарий Паша, который «с восьмого класса занимается Достоевским, его работы посылались на конкурс» и вообще — у него «дипломы есть». Короче, математика ему не нужна.

Однако из-за средненько написанной выпускной работы он лишается серебряной медали. А он, в отличие от своего приятеля, не «мажор» и блатных мест в институте для него не предвидится. Ему нужна пятёрка. В общем-то все помнят содержание этой драмы (точнее — трагедии).

И вот, что я подумала. Фильм 1988 года. Через пару-тройку лет мальчики «с дипломами олимпиад» и гуманитарным складом ума, окажутся в глубокой… ну, ясно где. Конечно, можно представить, что Паша, подобно персонажу пелевинского «Поколения П», пройдя ряд мытарств окажется видным сочинителем реклам

Как там у Пелевина: «…криэйтором, Вава, криэйтром», но Паша, судя по его реакциям, будет в пролёте — он очень самонадеянный и ранимый одновременно. Его будущее — это стенать, что его таланты никому не сдались, а мир принадлежит проклятым делягам.

Он уже в 1988 году исполнен зависти к Володе, для которого уже готово место в МГИМО. В 1990-х эта клокочущая ненависть к богатым-и-влиятельным достигнет у него максимальной точки.

Да, будущее этих выпускников просматривается весьма легко (если их, конечно, не осудят за их деяния, что вполне возможно, если попадётся дотошный следователь).

Итак, Паша-гуманитарий будет влачить понтово-нищебродское (sic!) существование, пытаясь что-то протолкнуть в печать. Его красивенькая девица Ляля от него уйдёт — ей нужен богатый мужик, лучше всего старше лет на 20.

Более того — у Ляли есть все задатки для «модной» в те годы проституции — она бедна, красива и безумно хочет вырваться из убожества. Обеспеченный красавец-босс Володя займётся бизнесом и, как многие мажоры — прогорит или будет взорван вместе с иномаркой и младою женой-моделью.

Витька, который уже теперь — бухает и ни хрена хочет от жизни, возможно, подастся в бандиты иди мелко-уголовную торговлю, где его тоже быстро укокошат за наглость, тупость и лень. В общем, эти воспитанники Елены Сергеевны — все уроды, не только на момент 1988 года, но и на перспективу.

Интересно, что ребята в конечно итоге не взяли этот злополучный ключ от сейфа с контрольными работами, ибо, как говорится, снявши голову по волосам не плачут. У всей этой компании — жизнь по нулям.

Если учительница всё же не умерла от сердечного приступа (ну, мало ли) то грядущие экономические и социальные реформы ей тоже вряд ли понравятся — она ещё сто раз подумает, что все эти Ляли-Володи из 1988 года были «ещё ничего». Так что история со всех сторон — убийственная и самое страшное тут — будущее.

P.S. Да, все в курсе, что Эльдар Рязанов снял это по пьесе Людмилы Разумовской, написанной на 7 лет раньше, и там несколько иные детали. И даже акценты.

Оцените статью
Что самое страшное в фильме «Дорогая Елена Сергеевна»?
«Она никогда не будет сниматься!»: как Людмила Гурченко с Эльдаром Рязановым работала