«Дело было в Пенькове» — а если бы не Тоня…?

Вчера мыс вами беседовали на тему «Почему Лариса ненавидела Тоню?», и главная причина – это вовсе не ревность, ибо неприязнь родилась сразу же, до того, как Матвей стал увиваться вокруг приезжей.

И тут возникает следующий вопрос: «А этот парень воспламенился именно городской брюнеткой-зоотехником или… он вообще такой по жизни?»

То есть, если бы не мадемуазель Глечикова с её жакетиком в талию по моде, придуманной месье Диором, то был бы супруг Ларисы верным и домовитым?

Ничуть не так, и Тонечка здесь – не «та самая», единственная и неповторимая. Повторимая. Просто на тот момент именно Глечикова с её разговорами о будущем, рафинированностью да горящими глазами попала в поле зрение шалопая.

Помните фразу, которую он кидает председателю, отцу Ларисы, когда тот посоветовал отстать от его дочки? Матвей, вроде как в шутку произнёс: «А я что? Я её не держу. Подумаешь – бриллиант! Девчат много. Мне всё равно, за какую держаться».

И, хотя, он задирался, пытаясь раздразнить своего собеседника, он вывалил о себе много правды. Точнее – всю правду. Матвей – не однолюб. Нет, если бы Лариса ему отказала, он долго, красиво и даже эффектно её добивался.

А потом, женившись, быстро охладел бы. Обычно такие ребята хватают самую красивую или – самую интересную в иных отношениях и пытаются её завоевать.

При том, что переход от вчерашней страсти – к очередной, как правило, мгновенный. Пришёл – увидел – победил. Бросил. Или, если не может разорвать предыдущие узы, сделает жизнь своей «половинки» невозможной.

Не специально. А вот так, как Матвей, который, не глядя на беременную Ларису, на ходу что-то ест и сбегает в клуб, где верховодит Глечикова. Если бы не она, Матвей тоже не сидел бы возле жениной юбки.

Такие в избе не сидят, даже, если не флиртуют с девчатами. Они, эти балагуры, ходят общаться, трепаться, трындеть. Выход в свет, так сказать. Хоронить себя, а для таких Матвеев, быть мужем — это похороны души и тела.

Ещё показателен диалог Тони с Матвеем, где он, пытаясь, видимо, быть изысканным, говорит, что у него даже тракторный мотор при ней глохнет. И эта реплика: «Нам с тобой ходить кругами больше невозможно».

И далее: «Я-то уж совсем забыл, что у меня жена есть». О как! Даже, если бы Тоня и согласилась разбить семью, она должна была в этот момент крепко напрячься.

Это – верный маркер человека, для которого долгая верность – это из серии «миссия невыполнима». Да, в этот момент Лариса находится в особом состоянии – она беременна.

Ей страшно и одиноко, а муж где-то шляется. И понятно – с кем. Весь её мир рушится. Такие кавалеры, как Морозов – невероятно жестоки, причём их жестокость – не специальная.

Это – свойство натуры. Конечно, два года на зоне отрезвили Матвея, но вряд ли можно исправить её – натуру. Вернувшись, он прямиком идёт к Ларисе, и продолжения с Тоней уже не будет, но, как сказал сам герой Вячеслава Тихонова: «Девчат много».

Оцените статью
«Дело было в Пенькове» — а если бы не Тоня…?
«Дама с попугаем»: бесчестный обманщик или милый плут?