«Дурь», а не «Единственная»: почему главная героиня советского фильма настолько непутёвая

«Единственная» — особенный советский фильм, снятый в 1975 году. Созданный по рассказу Павла Нилина «Дурь» режиссёром Иосифом Хейфицем, он поднимает непростую семейную проблему. Нетипичную!

Всё-таки чаще изменяет муж, это, во-первых, а во-вторых, считается, что если уж жена решилась на поход налево, это непременно высокие материи — чувства!

Конечно, жизнь не вписывается в стереотипы, поэтому мы видим именно такую нетипичную женщину Танюшу Фешеву (Елена Проклова), горячо любящую своего супруга Колю Касаткина (Валерий Золотухин), но изменяющую ему.

Проклова идеально сыграла Таню, смотришь и веришь, что Танечка убеждена — её легко можно понять и простить.

Кстати, получается, у неё в чём-то мужское поведение, поскольку есть такое оправдание именно для мужчин: «физическая измена ничего не значит, это гормоны, а главное — душой не изменять».

Так что же с Танюшей? Гормоны гуляют так, что удержаться не может?

Вполне возможно. Поражает-то в ней её лицемерие, видит же, что супругу всё это неприятно настолько, что надумал разводиться, вынося на люди всё то неприятное, что ему отравило жизнь. Однако, она упёрлась: главное, кого я люблю, а всяких там Шуриков и Борисов Ильичей мог бы и не замечать.

Однако, увидев красивую молодую библиотекаршу, Таня тут же устраивает лёгкую сцену ревности: ты только мой! Коле она ни с кем бы не дала встречаться, рвала бы и метала, случись что серьёзное.

Заметно, что она невротичка, женщина экзальтированная, пылко говорящая о любви и по-настоящему страдающая так, что даже в больницу попадает, в неврологическое отделение, видимо.

Вроде так любит, так любит, а в душе — какая-то дыра, пустота, эмоций не хватает, страстей, вот и появляются то загадочный для зрителя дядя Шурик, на забытые сапоги которого указывает вредная маленькая дочка, то брутальный Борис Ильич (Владимир Высоцкий).

Вот и ответ, психика, гормоны, экзальтация — адская смесь. Однако, и при таком раскладе для глубоко страдающего Касаткина Танюша — единственная. Забыть не может, заноза в сердце огромная, жизнь не в радость.

А матушка с сестрой только кудахчут, да озлобляют Колю, так что отношения с Таней тет-а-тет он вообще не выясняет, а на суде, где супругов разводят, состоится целое представление с истерикой и слезами.

Мудрый человек с ним после всё-таки поговорит, руководитель Татаринцев, но он человек простой и метания Касаткина, страдающего по своей непутёвой жене, не в силах понять, характеризуя их после долгого разговора ёмким словом «дурь».

Дурь у Тани, дурь у Коли. Или нет? А жизненно получилось, правда?

Оцените статью
«Дурь», а не «Единственная»: почему главная героиня советского фильма настолько непутёвая
Каждая новая жена моложе предыдущей. 58-летний Александр Гордон в 5-й раз женился на юной студентке