«Двенадцать стульев» — Захаров или Гайдай?

Один из вопросов, ответ на который так и не был найден: «Чьи «Двенадцать стульев» лучше – гайдаевские или захаровские?», потому что у каждой экранизации есть свои поклонники. На мой взгляд, оба варианта не идеальны, хотя, я больше люблю захаровский. Вообще, эти проекты как бы дополняют друг друга.

Тут, как в монологе Агафьи Тихоновны: «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколь-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазаровича, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича — я бы тогда тотчас же решилась».

Давайте попробуем сформулировать, что и — у кого получилось лучше: у Гайдая или у Захарова?

1. Итак, очень важная характеристика — дух времени, а 1920-е именовали «ревущими» (roaring), ибо они действительно оказались громкими и подвижными. Тогда «oрало» всё – от автомобилей, которых появилось слишком много – до радио, патефонов, …людей. 1920-е – это скорость, шум, ветер, активность.

У Гайдая вышло круче – фильм невероятно динамичный – все бегут. Всё бежит. Кроме того, режиссёр обожал старое немое кино (Чаплин, Китон, Ллойд, Линдер, Ильинский), и брал оттуда свою эксцентрику и гэги. А вот Захаров создал малоподвижное повествование, где персонажи с ленцой переходят из помещение в помещение.

2. Далее – пространство. Кино- и телезритель гораздо лучше воспринимает «живую» натуру, а не театральные драпировки да бутафории, где нет улицы и — воздуха.

Гайдай снимал в реальной обстановке, тогда как Захаров поместил героев в привычную ему сценическую декорацию, где стены – разрисованный картон, а небо — …тоже картон, как и горизонты. В общем, и тут побеждает гайдаевская традиция.

3. А вот ощущение, дух самой книги, слов – это уже Захаров, который, хоть и увлекался препарированием текстов и подстройкой любого сюжета под себя, но делал это изящнее, и я бы сказала, деликатнее, чем Гайдай.

У Захарова получилась именно экранизация романа Ильфа и Петрова, а у Гайдая — …ещё один фильм Гайдая с затверженным набором штампов.

4. Остап Бендер – однозначно Андрей Миронов, потому что его герой – лиричный жyлик с печатью одиночества в глазах. Он — никакой не живчик-сангвиник, это, как нынче говорят, психологически травмированный человек, не находящий своего места в социуме, и потому — изящно мстящий всем и вся.

У Миронова имелись две основные маски – ловкий прoйдoхa и печальный интеллигент, а Бендер в какой-то мере совмещает обе из них (его Фигаро — тоже). Тогда как Арчил Гомиашвили – искромётный, весёлый, слишком позитивный. Вместе с тем, Гайдай просто «не потянул» бы настоящего Бендера.

5. Остальные персонажи – здесь фифти-фифти. Например, Ипполит Матвеевич хорош и там, и там – и Сергей Филиппов, и Анатолий Папанов. Оба изображают потерянных лyзеров, но алчных и пoдлых.

Отцы Фёдоры — тоже прекрасны оба. Елена Станиславовна Боур у Гайдая – гораздо эффектнее, чем у Захарова, но слесарь-интеллигент лучше в захаровском варианте.

Мадам Грицацуева шикарнее у «гайдаевской» Крачковской, но у Федосеевой-Шукшиной – типичнее. Сцена с «детьми Поволжья», да и вообще с тем домом престарелых под руководством Альхена, лучше снята у Захарова. Бесчинства Кисы Воробьянинова в ресторане – у него же.

…Вот музыка хороша в обоих фильмах, правда, у Захарова – много песен, ставших впоследствии даже более востребованными, чем сам фильм. Опять же, по количеству фрагментов, выложенных на ЮТубе, снова лидирует Захаров.

Скажем так, вариант Леонида Иовича Гайдая – смешнее, а Марка Анатольевича Захарова – остроумнее, что не одно и то же.

Оцените статью
«Двенадцать стульев» — Захаров или Гайдай?
Почему теперь воспринимаются всерьёз несерьёзные роли Андрея Тутышкина?