«Её роль — жалкая женщина». Какие переживания скрывала актриса Виноградова

Ее голосом говорил Ежик, бродивший в тумане мультфильма Юрия НорштейнаМария Виноградова озвучила порядка 300 мультфильмов.

И снялась в 100 фильмах. Но в лицо ее не узнавали — только по голосу. 13 июля — 100 лет со дня рождения актрисы Марии Виноградовой.

Сыграть партнера

Режиссер Вячеслав Максаков рассказывал по ТВ: «Когда Виноградова шла по рынку, все, кто в тот момент находился поблизости, понимали: это актриса. И в каком-то кино они ее видели. Но мало кто мог назвать ее по имени-отчеству или хотя бы фамилии».

В кино Марии Сергеевне практически всегда доставались эпизоды. «Жалкая женщина — это и её судьба в кино, и характер её героинь.

Вот так и соткан ее кинематограф, — говорила в одном из своих телевизионных интервью народная артистка РСФСР Тамара Семина.

— Актриса в предлагаемых обстоятельствах. Она всегда понимала, что от нее нужно режиссеру. Знала, как именно сыграть в этом маленьком кусочке.

Эпизоды — Муська это делала виртуозно». Актёр Александр Панкратов-Черный считает: феномен Виноградовой был в присущем ей и редком для актеров умении — она не выпячивала себя в кадре.

«Я, как и большинство актеров, иду от себя, — признавался Панкратов-Черный. — А она шла от партнеров. Это редкое качество — играть партнёра».

«Вы только не сердитесь!»

Первую свою роль в кино Виноградова сыграла в 18 лет — исполнила ученицу 6-го класса в детском художественном фильме режиссёра Льва Кулешова «Сибиряки».

Режиссер Вячеслав Максаков рассказывал, что однажды Виноградова чем-то рассердила Кулешова. «Он на нее рассердился и ушел курить. Потом возвращается — этой девочки нет.

Нашел ее между декорацией и стеной. Она колупала стеночку и всхлипывала. Увидев его, сказала: «Лев Владимирович, вы только не сердитесь, я всё сыграю, я сумею собраться».

В 1980 году вышел фильм Николая Губенко «Из жизни отдыхающих», где Виноградова исполнила роль Марго — одну из самых значимых ролей в своей фильмографии.

«Эту роль должна была играть Галина Борисовна Волчек, — вспоминала на ТВ актриса Лидия Федосеева-Шукшина. — И проба у меня была именно с ней. И тут прилетаю на съемки.

Вижу Марию Сергеевну Виноградову, мы звали ее Муся или Муха. «А что вы тут делаете, Муся?» — «Я на съемки приехала, играю Маргариту Серафимовну».

Режиссер Николай Губенко рассказывал, что Волчек он не взял на роль Марго потому, что «она из всех съемочных дней дала мне всего 10». А Виноградова полностью была готова погрузиться в кинопроцесс.

«Она всегда приходила на съемки готовая, отдохнувшая, отоспавшаяся. Никаких вопросов, что, куда, чего. Любое мое пожелание режиссера исполнялось потрясающе», — вспоминал Николай Николаевич о Виноградовой.

Всегда просила прощения

И в то же время покладистой Виноградову нельзя было назвать. «Она выходила из актерского автобуса и сразу бросалась в бой: «Чего ты сидишь, оператор, и не чешешься?”

Она была очень нервным человеком. Могла плакать. Могла накричать. А потом всегда просила прощения. Если ей делали замечание режиссеры, Муха всегда кусалась в ответ.

А потом быстро отходила и зубки прятала», — рассказывал сценарист и режиссер Виктор Мережко.

Марию Виноградову мало кто звал по имени, в основном она отзывалась на клички, которые к ней приклеивались.

«В детстве у нее была кличка «Маша-коза”, — рассказывала по ТВ Ольга Голованова, дочь Марии Виноградовой. — Потому что она всё время куда-то залезала, падала.

Один раз коза поддала ей с забора, и с тех пор эта кличка закрепилась за мамой. Она была всегда боевая. Даже в возрасте. Многие уверены, что она была очень веселым человеком.

Но я считаю, что своей веселостью она закрывалась. Я часто видела ее очень грустной. А на людях она была практически всегда заводной».

Во ВГИКе ей дали другую кличку — Муха. «Я думаю, что это прозвище ей дали потому, что она была очень маленькой и подвижной, не могла усидеть на месте. Маруся, Муся, Муха», — рассказывал по ТВ народный артист РФ Сергей Никоненко.

«Я теперь «ежик в тумане»

Что же касается личной жизни, со своим мужем, актером Сергеем Головановым, актриса Мария Виноградова прожила более 50 лет. Они встретилась в послевоенной Германии — в Потсдаме, когда работали в Театре группы советских войск.

До свадьбы несколько лет жили без росписи, в 1957-м поженились, а в 1963-м у актеров родилась дочь.

«Мама родила меня в 42 года, 7 месяцев из 9 она лежала на сохранении. Поэтому я была избалована и папой, и мамой, которых часто принимали за моих бабушку и дедушку».

Маленькая зарплата не позволяла Виноградовой шиковать, но ей так хотелось дать своей девочке самое лучшее.

Зарабатывать помогал голос. «Она же озвучила всех мальчиков в мультиках, — вспоминал в одном из интервью режиссёр мультипликационного кино и художник-мультипликатор Юрий Норштейн.

— Все мальчуковые роли озвучивала она. Когда Мария Сергеевна пришла на пробы «Ежика в тумане», я показал ей текст. А текста — честно скажу — там было с горстку. Она говорит: «Ой, и всего-то».

И была страшно удивлена, что мы работали часа 2. Потом, видя меня, она говорила: «Юра, я теперь ёжик в тумане. Каждый раз, когда выхожу на сцену на своем творческом вечере, я объявляю голосом из твоего мультика: «Я ежик в тумане».

В кино в конце жизни ей доставались сплошь роли старушек. «Все делают пластические операции, и я могла бы, — говорила Виноградова. — Но тогда мне не дадут играть моих старух. Нет, не буду делать пластику».

«Мама была очень активная, инициативная, брала на себя многие вещи по хозяйству, — рассказывала по ТВ дочь актрисы Ольга Голованова, которая пошла по стопам матери и тоже занимается озвучкой, дублируя многие зарубежные фильмы и мультфильмы.

— А папа ей во всем этом уступал, принимая её заботу. Мама научилась правильно воспринимать, что он не хозяин в доме. Разные они были и в потребности общения. Папа любил побыть один.

Если они шли на вечеринку, он через какое-то время уходил, а мама оставалась. В 80 лет у отца диагностировали рак. С папой они по-настоящему друг друга любили.

Это мне говорили актёры, которые видели их вместе. Отвлекаться от одиночества и потери близкого человека ей было сложно. Работы не так много было.

Когда мы ездили на Хованское кладбище на его могилу, мама потом очень долго отходила. Ей не было и 60, когда у нее случился первый инфаркт.

Она не хотела лечиться, очень боялась больниц. Если бы у неё было другое отношение к этой ситуации, она могла бы дольше прожить».