История создания послевоенного славянского фэнтези «Майская ночь, или Утопленница»

Детвора послевоенных лет перенесла за свою недолгую жизнь множество тягот и лишений. Но не было на свете людей счастливее тех, кто обрел мирное небо над головой и видел впереди все более проглядывающееся светлое будущее.

Дети той поры, как и все советские люди, нуждались в простом и добром, но избавленном от слащавости кино. И для них были сняты волшебные сказки, заложившие основы, по сути, новому жанру в советском кино. Одной из таких сказок стала картина Александра Роу, «Майская ночь, или Утопленница».

Кино требовало больших затрат, а в 50-е годы страна все еще восстанавливалась после нанесённого войной ущерба. Поэтому сохранялась практика, снимать мало фильмов, а если все же выделены ресурсы, продукт должен быть наивысшего качества.

Даже таким мастерам как Роу приходилось детальнейшим образом выбирать один из множества потенциальных проектов.

Специально под Роу в «Союздетфильме» готовились два добротных сценария. Один по сказкам Русского севера, бережно собранным писателем и этнографом Степаном Григорьевичем Писаховым, другой писала известная детская писательница Екатерина Борисова. Но оба проекта так, к сожалению и остались нереализованными.

Зная, что провал картины гарантирует длительное отлучение от кино, режиссёры предпочитали экранизировать произведение проверенные временем. Любимым писателем Роу, был Николай Васильевич Гоголь, в произведениях этого классика советский киносказочник черпал вдохновение и формы отображения своих идей.

Поэтому выбор был очевиден, режиссёр решил экранизировать Гоголя. Впоследствии Роу шедеврально воплотит на экране другое произведение Николая Васильевича «Вечера на хуторе близ Диканьки».

Выбор произведение был не случаен, с одной стороны оно не было широко известно, и у авторов была возможность удивлять и поражать зрителя на каждом сюжетном повороте, с другой материал давал возможность, с головой окунутся в народный фольклор, со всем его цветистым многообразием.

В этом кинополотне, мэтр нарисовал внутреннюю красоту многострадального народа, и выразил необъятность его фантазии. Как когда то еще совсем молодой и не признанный Гоголь рисовал для себя теплые образы сказочной Украины, замерзая в холодном Петербурге.

Сценарий написал крупный кинодрамотург Константин Фёдорович Исаев известный на тот момент по захватывающим шпионским детективам «Подвиг разведчика» и «Секретная миссия».

Почти параллельно Константин Фёдорович работал над сценарием к другой культовой киноленте «Садко», снял которую другой великий советский киносказочник Александр Птушко. Эти произведения стали основой возникшего в далеком будущим жанра славянского фэнтези.

Все что когда-то составляло природу веры, было превращено умелыми руками киномастеров в красивую эстетику. Нечистая сила на советских экранах все, так же как и в старину внушала трепет, но трепет был вызван не страхом неизведанного, а соприкосновением с волшебной силой искусства.

На главные роли Александр Роу взял совсем еще молодых людей, фактурного киевского парня Николая Досенко и студенток московских театральных учебных заведений Татьяну Конюхову и Лилию Юдину. В скором времени Конюхова и Юдина стали звездами советского кино, и именно этот фильм открыл их зрителю.

Характерные роли сыграли сильные и опытные актеры Александр Хвыля, Эмма Цесарская, Георгий Милляр, Георгий Гумилевский и Габриэль Нелидов-Френкель. Главную отрицательную роль исполнила Галина Григорьева, уже работавшая с Роу, актриса играла Марьи-Моревну в культовой киноленте «Кащей Бессмертный».

После выхода фильма зрители умилялись красотой картины и прекрасной игрой актёра, а критики во многом справедливо критиковали за напыщенность в положительных персонажах и общее ощущение излишней наигранности.

В целом же фильм был признан критиками успешным экспериментом в плане создания объёмного изображения. Для самого мастера фильм стал важным этапом в творчестве и ступенью в процессе понимания природы сказочного кино.

Оцените статью
История создания послевоенного славянского фэнтези «Майская ночь, или Утопленница»
«Всем — спасибо!» (1981): изящная философская картина с необычным сюжетом