«Иван Васильевич меняет профессию» и гардероб Зиночки

Кинокомедия «Иван Васильевич меняет профессию» (1973) рассказывает не только о том, как самодур-домоуправ Иван Бунша меняется местами с грозным царём эпохи Ренессанса, но …и том, как дамочки беспрестанно меняют модные вещи в кадре. Здесь такая изумительная концентрация актуальных трендов на единицу времени, что впору делать этот фильм путеводителем по истории костюма 1969-1974.

Мы видим сразу трёх уверенных в себе модниц – Ульяну Андреевну, безымянную блондинку в исполнении Натальи Кустинской и, наконец, Зиночку Тимофееву. Их манера одеваться схожа, ибо щеголихи всегда копируют одни и те же варианты из журналов, но всё-таки много отличий. Сегодня посмотрим на Зину, чьи наряды как-то по-особенному эффектны.

Начну я с её запоминающегося мини-платья фасона «рубашка», которая часто встречалась у Ива Сен-Лорана в те годы. Посмотрите – алый наряд напоминает …мужскую сорочку. Это был некий бунт модельеров против стереотипов дамской привлекательности! Кроме того, на рубеже 1960 – 1970-х годов длина мини сделалась не просто актуальной, а почти …обязательной.

Даже деловые костюмы бывали укорочены. (К слову, макси появились не после мини, а почти параллельно с мини — в 1968 году. Эра контрастов!). Алый цвет – востребованный. Считается, что трапециевидное алое платье ввёл в моду Андре Курреж во второй половине 1960-х, причём он был увлечён …русским супрематизмом, предпочитавшим яростные оттенки, особенно – все варианты красного.

Отсюда популярность красных коротких платьиц (вспоминаем Принцессу из «Бременских музыкантов» (1969), чей образ попал в точку). Но хорошо смотрелись и другие однотонные короткие платья — лаконичность роскоши и чёткость линий. Ещё у Зиночки есть дивный и забавный аксессуар – искусственная веточка ягод. В 1970-х их крепили к лацканам практически любой одежды, в том числе верхней. Ягодки делались из пластмассы или дерева, а листики – из кожи, например.

Далее она появляется в комплекте, сочетающем две длины, что было так же модно в те времена. Довольно часто носили очень короткую юбку с длинным летним пальто. Это тоже смотрелось, как изысканный контраст – мини + макси, будто красавица не могла выбрать, что ей больше идёт и останавливалась на уравнивающем варианте. Доводилось видеть лондонские фото, где модницы носили длиннополые демисезонные пальто с ультракороткими платьями плюс сапоги-чулки. Вот где феерия!

А вот и знаковая тема сразу двух фильмов Гайдая – белый брючный костюм. Напомню, что в них появляется и Анна Сергеевна (Шанель номер 5), и героиня Кустинской, и Зиночка. Я понимаю, что всё это, скорее всего, не реквизит, а личные вещи, но всё равно, любопытная деталь. Приблизительно с 1967 года брюки сделались для женщин must have, тогда как до этого их носили отдельные смелые дамочки, а к началу 1970-х кримпленовые (или из ацетатного шёлка) костюмы носили даже городские пенсионерки.

Хотя, актуальность синтетики уже начала спадать. Что у нас там? Ах, шляпа. В начале десятилетия летний широкополый головной убор предлагали многие модельеры — как правило, в комплекте с перчатками, аксессуарами (шарфиками, бижутерией) и сумкой того же оттенка. Откуда он явился? Началась ретро-тема, поиски гармонии в прошлом, и эти шляпки напоминали всем 1930-е годы.

Ещё Зиночка носит бижутерию – это уже уходило, но ещё держалось. Пластмассовые бусы – типичные 1960-е, когда всё тот же Андре Курреж или, допустим, Пако Рабанн предлагали украшения из пластика. Мол, это наше будущее, тогда как драгметаллы и камни пригодятся для науки и техники. Любовь к яркой бижутерии закончилась довольно быстро, а с женщинами 30+ она вообще не гармонировала. Впрочем, потом всё это вернётся на новом витке в 1980-х.

В те годы туфли-шузы были весьма громоздкими за счёт каблуков и толстой подошвы, а модниц рисовали… на копытах, что в целом было не так уж далеко от истины. Тогда же наблюдался настоящий бум париков и высоких причёсок. По сюжету у Зиночки не парик*, а её личные хорошие волосы (в отличие от Ульяны Андреевны, которая меняет парики в каждой сцене). Ради создания таких причёсок женщины иной раз спали на железных бигуди.

Разумеется, у нашей сегодняшней героини – эталонный макияж начала 1970-х годов. Непременные голубые перламутровые тени, которые тогда наносили себе и кареглазые девушки, хотя в статьях писалось, что это не их цвет и лучше бы фиолетовый; мощно прокрашенные ресницы (такая прелесть достигалась при умелом использовании туши-«плевалки», как у Кустинской); розовая – тоже перламутровая помада.

Вообще, Наталья Селезнёва тут накрашена сверх меры. А ещё есть и Зиночка-настоящая, которая пришла в финале. Там, кстати, не менее стильный вид — и мини, и шузы, и начёс, и даже оправа очков — дорогостоящая и весьма шикарная. В общем, обе мадам Тимофеевы — и неверная и верная — одеты по картинке из фэшн-прессы, разве что реальная — сдержаннее. Однако показательно, что в грёзах Шурика его жена — этакая cтeрва, но это уже совсем другая история…

UPD Комментаторы пишут, что и у Селезнёвой тут парик, причём сделанный аж для Любови Орловой, но отвергнутый ею. Тут дело не в этом — по сюжету у неё свои волосы, и она нигде не роняет тот парик и не снимает его, как героиня Крачковской.

Оцените статью
«Иван Васильевич меняет профессию» и гардероб Зиночки
«Как корабль назовёшь, так он и поплывёт» — зачем меняли названия знаменитых советских фильмов?