Как единственный актер, изображенный на ордене, поставил Любовь Орлову на колени: Николай Черкасов

Миллионам зрителей он был знаком по ролям Александра Невского, Дон Кихота и Ивана Грозного, но вошел в историю он не только благодаря своим киноработам. Его профиль был изображен на ордене, и он стал единственным актером, удостоенным такой чести.

По каким причинам это произошло, почему Черкасов отказался от съемок у Лукино Висконти, и что заставило легендарную Любовь Орлову встать перед ним на колени – далее в обзоре.

Мальчишка, очарованный театром

Николай вырос в Петербурге в семье железнодорожного служащего, но все домочадцы были людьми творческими, а одна из тетушек выступала в Мариинском театре. Николай с братом часто бывал в опере и сам грезил о сцене. Когда ему было 16 лет, он узнал о том, что Мариинка набирает статистов, и решил воспользоваться этой возможностью оказаться хоть на шаг ближе к своей мечте.

Черкасов с юности боготворил театр и позже вспоминал: «Мариинский театр, самые очертания этого здания, его оркестр, его сцена, его голубой зал, затянутый бархатом, сверкающий позолотой, – все это представлялось самым заветным кладезем искусства, недоступным, недосягаемым, сладчайшим плодом, существующим лишь для избранных».

Позже Николай окончил студию мимистов и Институт сценических искусств, после чего начал выступать на сцене Ленинградского ТЮЗа, передвижного театра «Комедия» и Ленинградского академического театра драмы им. А. Пушкина (Александринки), а также стал артистом Ленинградского и Московского мюзик-холлов.

В 24 года он начал сниматься в немом кино, а известность пришла после 30 лет, в середине 1930-х гг., когда Черкасов снялся в фильмах «Горячие денечки», «Депутат Балтики», «Дети капитана Гранта», «Остров сокровищ» и др.

Любимец Сталина, запечатленный на ордене

Всесоюзную славу актеру принесли роли царевича Алексея в «Петре Первом», главных героев в «Александре Невском», «Иване Грозном». «Александре Попове» и «Дон Кихоте». В 1940-х – 1950-х гг. Николай Черкасов был одним из самых востребованных, узнаваемых и популярных советских актеров. Ради роли Ивана Грозного он даже отказался от поступившего в то же время предложения знаменитого итальянского режиссера Лукино Висконти сняться в его фильме «Леопард».

Неординарные способности актера были оценены по заслугам: за роль 75-летнего профессора Полежаева, которую Черкасов сыграл в 33 года в фильме «Депутат Балтики», он был удостоен звания Заслуженного артиста РСФСР, а картина получила Гран-при на Международной выставке в Париже. А его перевоплощение в образ Александра Невского так впечатлило самого Сталина, что актер получил Сталинскую премию I степени. А когда позже в СССР появился орден Александра Невского, на нем, по требованию Сталина, был запечатлен профиль Николая Черкасова (прижизненного изображения полководца не сохранилось). Так он стал единственным в истории актером, изображенным на ордене.

Мастер, покоривший Любовь Орлову

Когда Николаю Черкасову предложили роль кинорежиссера Громова в фильме Григория Александрова «Весна», он поначалу отказался. И тогда супруга режиссера, знаменитая актриса Любовь Орлова, исполнявшая в картине главную роль, пригласила Черкасова к ним на дачу во Внуково. Александров попросил его прочитать сценарий фильма, но он актера не впечатлил. Дочитав до конца, он заявил: «Мне здесь играть нечего».

Орлова принялась его переубеждать. Когда все аргументы были исчерпаны, кинодива полушутя-полусерьезно упала перед ним на колени: «Ни один актер не сыграет так, как нам нужно! А Гриша и вы сделаете из этого материала чудо! Мы будем снимать в Праге во время вашего отпуска в театре, вы можете взять вашу супругу с собой…». Отказать в такой ситуации одной из самых ярких звезд советского кино Черкасов не смог и в результате воплотил на экранах образ чудаковатого, но очень талантливого режиссера, черты которого «списал» со своего друга – режиссера Сергея Эйзенштейна.

Депутат, помогающий людям

Народный артист СССР Николай Черкасов | Фото: kino-teatr.ru

Помимо съемок в кино, Николай Черкасов занимался активной общественной и государственной деятельностью. В партию он вступил еще в 1940 г., а в 1950-х гг. был депутатом Верховного Совета СССР. Пользуясь своим положением, он помог огромному количеству людей – в годовом отчете депутата было указано, что он принял 2565 человек. При этом не афишировал того, что помогал репрессированным и выбивал квартиры актерам.

Георгий Товстоногов о нем говорил: «Если можно было бы собрать в одно место всех, кому когда-нибудь в трудную минуту жизни помог Николай Константинович, пришлось бы арендовать стадион!»

Его знакомые вспоминали о таком случае: однажды во время депутатского приема к нему в кабинет ворвалась женщина с тремя детьми, заявила, что всем им негде и не на что жить, а потому она не видит другого выхода, кроме как оставить их прямо в кабинете. Черкасов посадил ее и малышей в свою машину и повез по инстанциям. В результате в тот же день они получили жилье.

Несчастный отец, лишившийся дочерей

Профессиональная судьба Николая Черкасова складывалась очень успешно, а вот в личной жизни ему довелось пережить немало испытаний. Он был счастлив в любви и всю жизнь прожил с единственной женой, актрисой Ниной Вейтбрехт, с которой познакомился еще в институте. У статного привлекательного актера, чей рост достигал почти двух метров, всегда было множество поклонниц, но его сердце принадлежало одной женщине.

В 1931 г. у пары родилась старшая дочь, в 1939 г. – младшая, а перед самым началом войны – сын. Он стал единственным ребенком актера, который остался в живых. Младшая дочь ушла из жизни еще в младенчестве, старшая не пережила блокаду в Ленинграде. Андрей Черкасов не захотел пойти по стопам отца – он занялся наукой, стал доктором физико-математических наук и работал в НИИ.

Профессионал, преданный своему делу

После 40 лет у актера начались проблемы со здоровьем – подводили сердце и легкие. Но своей работе он был предан фанатично и продолжал много работать. На съемках фильма «Дон Кихот», где было несколько опасных сцен, он иногда отказывался от помощи каскадера и исполнял трюки самостоятельно.

В одном из эпизодов актер вертелся на крыле мельницы и висел вниз головой на высоте 16 метров над землей. На тот момент ему было уже 53 года.

Его партнер по съемкам Юрий Толубеев вспоминал: «Он был великий труженик… Это был пятый Дон-Кихот в творческой биографии Черкасова. Казалось, можно быть уверенным в себе – выручит профессиональная память. Но Черкасов искал новые краски в знакомом образе… Съемки фильма проходили посреди раскаленного пыльного плато.

Солнце палило, как на экваторе, но оператору не хватало света, и целый ряд огромных пылающих дигов окружал съемочную площадку. Но Черкасов надевал на себя металлические, обжигающие тело доспехи и дубль за дублем искал нового, не похожего ни на своих прежних, ни на каких других трагического Дон-Кихота. Он просто не умел работать вполсилы, увлеченный постоянным поиском».

В последние годы Черкасов все чаще попадал в больницу. Его состояние усугубилось, когда его неожиданно уволили из Александринского театра.

По одной версии, он поставил ультиматум после того, как его жена попала под сокращение, и ушел следом за ней. В других источниках утверждается, что он вступился за начинающих актеров и заявил на собрании: «Чем увольнять молодежь, лучше увольте меня!».

Как бы то ни было, из театра ему пришлось уйти. Вскоре после этого он слег, а 14 сентября 1966 г. его не стало. На тот момент Николаю Черкасову было 63 года. Один из его учеников сказал, что его погубила не сердечная недостаточность, а недостаточная сердечность – тех, кто его окружал.

В 1970 г. именем Черкасова была названа одна из улиц в Ленинграде. Театровед Раиса Беньяш писала о нем: «Такой очевидной и громкой славы не было, вероятно, при жизни ни у одного другого актера».

Источник