Как Гайдай обхитрил цензуру в комедии «Бриллиантовая рука» и что не включили в финальную версию фильма

В нашей стране и за рубежом зрители полюбили веселую комедию кинорежиссера Леонида Иовича Гайдая «Бриллиантовая рука».

Несмотря на то, что фильм впервые вышел на экраны более полувека назад, в апреле 1969 года, ирония сценария и великолепная игра актеров восхищает зрителей до настоящего времени.

Очевидно, немногим известно, что фильм, который мы сегодня видим, претерпел существенные изменения в ходе государственной рецензии и критики.

Цензура вырезала некоторые фрагменты фильма, отснятого командой Гайдая, Костюковского и Слободского «на одном творческом дыхании».

Критики отметили, что фильм вообще могли не выпустить в прокат.

Сценарий был умышленно поставлен на неточных, юмористических фрагментах, которые никак не соответствовали социалистической действительности того времени.

В частности, ввоз ювелирных изделий и дорогостоящих украшений не был запрещен действующим законодательством, запрещена была их последующая продажа, кроме, как через специализированный комиссионный магазин.

Расследованием контрабанды и валютных преступлений занимался комитет государственной безопасности СССР (КГБ), но не милиция.

Однако в фильме этот момент изменили по решению «сверху», поскольку работу органов КГБ не следовало освещать в комедии.

Но профессионалы без труда могут отличить методы работы милиции и КГБ, что наблюдается в процессе просмотра киноленты.

Из сюжета непонятно, как и чем расплачивался «шеф», руководитель организованной международной банды.

Это – потому, что из фильма цензура удалила фрагменты о контрабанде ценных икон и вывозе их за пределы Советского Союза.

Помимо юридических моментов, из фильма по решению критиков были вырезаны политический реплики, в которых недвусмысленно критиковался уклад жизни советских граждан.

К примеру, из фильма сразу же удалили некоторые высказывания гражданки Плющ (героиню великолепно сыграла актриса Мордюкова).

Ее фразу «И вы знаете, я не удивлюсь, если завтра выяснится, что ваш муж тайно посещает любовницу» оставили в фильме лишь потому, что она была изменена после первого варианта, где речь шла о синагоге (институте еврейской религии).

Далее, из киноленты вырезали слова «шефа», которые звучали так: «Главное в нашем деле — социалистический реализм». Но, помимо отдельных фраз, были удалены и многие фрагменты фильма.

К примеру, был сокращен фрагмент поздравления «шефа» по случаю покупки автомобиля, поэтому зрители не увидели, как его поздравляли советские пионеры.

Также из готового фильма «под корень» вырезали фрагменты с подробностями о жизни преступников-контрабандистов.

Гайдай пошел на хитрость

Талантливый и опытный режиссер подозревал, что цензура будет урезать фильм «бесконечно много и долго». И решил воспользоваться хитрым приемом.

Изначально в финале фильма должны были взорвать атомную бомбу. В процессе предварительного просмотра А. Романов, председатель Госкино, задал недвусмысленный вопрос режиссеру, требуя комментарии с разъяснениями.

На что Гайдай ответил, что это фильм скорее похож на сказку, и «только атомный взрыв – это жизнь!».

Ошеломленные таким ответом цензоры порекомендовали вырезать этот фрагмент, но о других «промашках» режиссера на фоне данного «взрывного» эпизода с бомбой как-то «призабыли».

Такой интересный ход помог сберечь целый ряд эпизодов, которые могли попасть «под нож» цензуры.