Как могла выглядеть реальная Анастасия Ягужинская?

Исторический мини-сериал «Гардемарины, вперёд!» (1987) с его продолжениями мне совершенно не нравится, зато в нём есть отличная музыка и симпатичные актёры, поэтому в виде номеров киноконцерта все эти «Ланфрен-ланфра» звучат мило и романтично.

В момент выхода всех поразила красота одной из главгероинь – Анастасии Павловны Ягужинской, точнее исполнительницы этой роли – Татьяны Лютаевой.

Я с детства интересовалась XVIII веком и тогда уже отметила, что потрясающая внешность актрисы не вписывается в эстетику рококо, хотя декоративно-старинный костюм на Лютаевой смотрится великолепно.

Она изумительно вписалась бы в 1910-е (излёт Серебряного века!), а если уж говорить о «галантном столетии», то из неё (с оговорками) получилась бы англичанка 1770-1780-х – так называемый «гейнсборовский тип», но перед нами 1740-е – эпоха манерных завитушек и мягкой линии.

Мне захотелось «реконструировать» облик героини «Гардемаринов», если бы она существовала в реальности – в том формате, какой предлагают авторы сюжета. Как могла выглядеть юная особа, наружность которой свела с ума француза, вращавшегося при версальском дворе? Да и не только де Брильи считал её «звездой».

Но для начала – занятные исторические факты. Есть мнение, что Анастасия Ягужинская не выдумка. Не совсем выдумка, точнее.

Имелась некая дочь Павла Ягужинского и Анны Головкиной (из фильма довольно трудно понять, почему Анна Гавриловна именуется уже Бестужевой – овдовев, она вышла замуж за Михаила Бестужева, брата вице-канцлера).

Даты жизни девицы Ягужинской в некоторых источниках выглядят странно – 1724 — ?, то есть она куда-то делась и неизвестно, когда умерла. Это выглядит более чем странно – «не заметить» исчезновение дочери одного из сподвижников Петра Великого.

Имя Анастасии прозвучало всего один раз – на допросе Ивана Лопухина, который заявил, что Ягужинская присутствовала при крамольных беседах своей матери с Натальей Лопухиной. Это и обыгрывается в повести и – фильме.

Есть небезосновательное предположение, что в допросные листы закралась ошибка и никакой Насти вообще не существовало, но была Прасковья – дочь Ягужинского от первого брака, которая как раз была замешана в «лопухинское дело», во всяком случае что-то могла знать – но вина Прасковьи осталась без доказательств.

Чарующая героиня Татьяны Лютаевой – это полумифический образ и тем он интересен — правда/вымысел в причудливой смеси. Итак, божественная красавица Анастасия, сводящая с ума – какой она могла быть в 1742 году?

Вкус рококо предписывал молоденькой особе иметь округлые, но деликатные формы. Всё должно быть нежным, розовым и пухлым – ни одна косточка не могла выпирать! Худоба, равно как и тучность – уродливы.

Ценилась не точеная, холодная внешность, но – дивно-очаровательная. Восхищали щёчки, холёные пальчики, невероятно маленькая нога, покатые плечики.

Никто не рассматривал женщину «в целом», но любовались отдельными чертами – ртом, напоминающим бутон розы, тончайшей талией, сдавленной корсетом, небольшой высокой грудью, а если повезёт – круглыми коленями.

Их показывали не всем, как вы понимаете. Татьяне Лютаевой с её спортивно-поджарым телом и пышной грудью, большими руками и крупным размером ноги, а тем более – с худым скуластым лицом не удалось бы воодушевить ловеласа и эстета Брильи – он счёл бы её грубой и простоватой.

Конечно, тощие, пышногрудые и большеногие дамы вращались и в тогдашнем бомонде, но их не считали «звёздами».

Точно так же сейчас попадаются типажи, близкие к эталонам XVIII века, но теперь они кажутся чрезмерно пухлыми и даже смешными. Если посмотреть на портреты императрицы Елизаветы Петровны, можно заметить, что она тоже вписывается в эстетику галантного века.

Правда, у неё был гренадерский рост, что, с одной стороны выглядело шикарно – особенно для повелительницы сверхдержавы, но с другой – несколько портило общую картину.

В 1730-1750-х ценился средний рост, как у маркизы де Помпадур. Хороши — миленькие и пикантные*. В общем, Татьяна Лютаева не очень понравилась бы Серёже де Брильи…

Отдельная тема — костюмы. Обратите внимание на спину! Точнее, на драпировки, которых нет у Ягужинской, а ведь это — важнейшая конструктивная деталь женского наряда XVIII столетия.

В «Гардемаринах» антураж условно-приблизительный. Там почему-то носят усы вместе с пудреными париками или вообще без париков, что тоже считалось нарушением этикета — тот вид, в каком появляется герой Михаила Боярского мог бы навести на нехорошие мысли: то ли пират, не то — солдат удачи.

А шевалье, который только что из Версаля — …на последней картине есть два кавалера. Но зрителю 1980-х это вряд ли показалось бы красивым…

Жан-Марк Натье. Картина как раз 1742 года, изображающая французскую принцессу в образе богини Флоры.

Оцените статью
Как могла выглядеть реальная Анастасия Ягужинская?
Самые удачливые наши актёры – Евгений Стеблов и Борис Щербаков.