Как непросто шли съемки фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих»

Картину Никиты Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих» по праву можно назвать культовой. В ней соединилось все самое лучшее, что может быть в кино: бойкий авантюрный сценарий, отличные актеры, веселый драйв. Только вот съемки проходили далеко не так лихо, как действие на экране.

В молодости будущий мастистый актер и режиссер Никита Михалков увлекался итальянскими вестернами с Клинтом Иствудом. Он много раз пересматривал фильм «За пригоршню долларов», снятый Серджо Леоне еще в 1964 году. Мысль о «переложении» жанра на советскую почву пришла режиссеру, еще когда он был студентом московского театрального училища имени Щукина.

Сценарий вырос из заметки

А потом Никита Сергеевич увидел заметку в газете «Комсомольская правда». Там рассказывалось об эшелоне с золотом, который в годы Гражданской войны переходил из рук в руки: от белогвардейцев к красным. В конце концов, он оказался в руках чекистов. И стал основой золотого запаса страны.

Михалков написал сценарий боевика вместе с уже известным автором Эдуардом Володарским. Сюжет придумали простой.

Решили, что действие будет происходить в небольшом городке на юге России, вскоре после окончания Гражданской войны. Группа бандитов из бывших белых офицеров грабит поезд с золотом, на которое нужно было купить хлеб для голодающих, и пятеро друзей — бывших красных бойцов — вступают с ними в смертельную схватку.
Подозрение в предательстве падает на одного из них, и, сбежав от товарищей, он должен вернуть золото, чтобы доказать свою невиновность.

Сценарий на киностудии «Мосфильм» утвердили легко. Тема Гражданской войны пребывала в фаворите. Михалков, сын известного поэте Сергея Михалкова, автора гимна СССР, с детства вращался в кругу советской элиты. И знал, какой сюжет «проходной», а какой — нет. Правда, съемки удалось начать не сразу: Никиту Сергеевича забрали в армию, где он три года прослужил на флоте.

Легкое начало

Но, вернувшись на «гражданку», молодой режиссер, как оказалось, не отказался от намерения снять свой первый полнометражный фильм. Готовились к съемкам недолго: с выбором натуры проблем не возникло. Помог знаменитый танцор Махмуд Эсамбаев, чеченец по национальности, который в качестве натуры предложил Грозный и его окрестности. На самом деле поросшие зеленью горы и реки на дне долин хорошо гармонировали с авантюрным сюжетом.

Конечно, равноправным персонажем картины можно назвать дружбу пяти главных героев. Именно поэтому Михалков скрупулезно подошел к выбору артистов. Друзей сыграли обаятельные актеры: Юрий Богатырев (это была его вторая серьезная роль в кино), Сергей Шакуров, Александр Пороховщиков, Николай Пастухов и Анатолий Солоницын.

Впоследствии Михалков стал считать Богатырева своим талисманом: он снял его в шести своих картинах. Именно в них артист исполнил свои лучшие роли.

Тяжелое продолжение

Проблемы у Михалкова начались практически сразу. Павильонные сцены сняли в столице. Уже там режиссер почувствовал пренебрежительное отношение к себе многих участников съемочной группы — особенно тех, кто в кадре не появляется. Его считали блатным — все-таки сын «гимнописца», претенциозным — выходец из кругов московской золотой молодежи, и бездарным подражателем постановщиков вестернов.

Когда съемочная группа переместилась в Чечено-Ингушскую АССР, Михалков в полной мере ощутил весь груз этого презрения.

Дело в том, что в начале натуральных съемок погиб маляр. В нетрезвом виде он сел в автобус, где были канистры с бензином. Закурил и…

Тут съемочная группа возмутилась: все были недовольны директором картины и его заместителями, которые довели ситуацию до такого исхода. Гнев вылился, естественно, на режиссера. Пришлось Михалкову выступить на собрании всех участников съемок.

Анатолий Солоницын, игравший секретаря губкома Василия Сарычева, самый известный актер в картине (до этого он снимался и у Германа, и у Тарковского), на том собрании эмоционально заявил:

«Энтузиазм съемочной группы поражает, но работа административной группы на грани преступления… Я работал на многих студиях, но такого не видел. Ни зарплат, ни суточных мы не получаем уже месяц. Удивлен, что эта группа — мосфильмовская. Мы уже устали жить в таких условиях, когда каждый день к нам в номера подселяют незнакомых людей, когда мы вынуждены требовать того, что нам обязаны дать. Мы работаем, каждый день снимаем и по вечерам репетируем, но я предупреждаю, что в таких условиях больше сниматься не буду. Мне нравится замысел роли, но вместо работы я все время занят борьбой за существование».

Директора уволить не удалось. Пришлось всем, включая режиссера, приспосабливаться к его стилю работы. Правда, администраторов прислали новых.

Но на этом проблемы не закончились. Местное население враждебно приняло московскую съемочную группу — пришлось даже поучаствовать с ними в драке «стенка на стенку». Побоище выиграли крепкие кинематографисты — после этого чеченцы их зауважали. Даже с охотой приняли предложение сниматься в массовке. Они до такой степени доверились режиссеру, что подошли к нему с вопросом: «Оружие будет выдавать или нам свое принести?»

Приглашая их на съемки, администратор картины объявил:

«Нужно приходить с паспортом, конный — десять рублей в день, пеший — пять.»

Разумеется, он имел в виду гонорар за съемку. Но местные решили, что речь идет о взятках за место в фильме, и вложили в свои паспорта пятерки и десятки. Отбиться от обвинений ОБХСС во взяточничестве Михалкову удалось только благодаря своему знаменитому отцу.

Романтика…

Проблемы, которые мучали режиссера, сгладило радостное событие, которое совпало со съемками. К Никите Сергеевичу приехала его невеста, манекенщица Татьяна Соловьева. В качестве свадебного подарка постановщик «вручил» будущей матери своих детей небольшую роль в картине. Женщина сыграла девушку мечты атамана Брылова. Роль атамана исполнил сам Михалков — ему всегда удавались отрицательные персонажи.

О дне их бракосочетания режиссер вспоминал:

«Свадьба была, прямо скажем… кинематографическая. Ни белого платья, ни смокинга. Паша Лебешев дал нам свой операторский ЗИЛ, на нем мы и приехали в ЗАГС, странный, деревенский. Вошли — и вдруг под ноги мышь шмыгнула. Таня как запрыгнула на стул, так и оставалась там, пока нас расписывали. Потом я ее на руках вынес…»

Еще одну эпизодическую роль сыграла художница Екатерина Шадрина, которая впоследствии стала женой Александра Адабашьяна.

Постановщик сразу понял, что в фильме большую роль должна сыграть музыка. С просьбой ее написать он обратился к своему другу композитору Эдуарду Артемьеву. Михалков дал четкое задание: главной темой должна стать «мелодия воспоминаний». Придя домой, Артемьев подошел к роялю и с ходу начал играть…
Композитор сам был потрясен красотой получившейся музыки и бросился записывать ноты, чтобы ничего не забыть.
Эта мелодия стала одной из самых узнаваемых в советском кино, а в 2014 году она звучала на церемонии закрытия Олимпиады в Сочи.

Судьба картины напоминает историю дорогого вина, вкус которого становится лучше со временем. В прокате фильм «Свой среди чужих, чужой среди своих» занял скромное 22-е место (23,7 миллиона зрителей), пропустив вперед себя такие фильмы, как «Контрабанда» (28,4 миллиона), «Фронт без флангов» (27,6 миллиона), и «Семья Ивановых» ( 25,9 миллиона), которые сегодня мало кто помнит.

Когда Никита Михалков, запросил для работы дефицитную цветную пленку «Кодак», то было решено не баловать дебютанта, и выдали ему весьма ограниченное количество. К несчастью, основная ее часть оказалась бракованной. В результате кусок фильма пришлось снять на черно-белую пленку, но то даже добавило стиля картине.

Оцените статью
Как непросто шли съемки фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих»
Надя целых десять лет пыталась разбить чужую семью