Как снимали фильм «Кавказская пленница»: пенное для Вицина и жалоба министру Фурцевой

Весной 1967 года в прокат вышла одна из лучших советских комедий – «Кавказская пленница» Леонида Гайдая.

Идея этого фильма пришла Леониду Иовичу после того, как он прочитал в газете историю о влюбленном джигите из одной закавказской республики, похитившем девушку. Эту историю режиссер рассказал сценаристам Якову Костюковскому и Морису Слободскому.

Первоначально в фильм должны были войти две новеллы о кавказской пленнице и снежном человеке, за которого выдавали себя Трус, Балбес и Бывалый, чтобы сбить с верного следа милицию.

В начале киноленты Трус подходил к забору, и, оглядываясь, писал букву «Х», следом подбегал Балбес и рисовал букву «У», далее подходил милиционер со свистком, и Балбес с улыбкой дописывал «Художественный фильм». Но худсовет это начало отверг, как через чур озорное.

Действие «Кавказской пленницы» само собой происходит на Кавказе, хотя большую часть сцен отсняли в Крыму. На Кавказе спасали Шурика из горной реки, эту сцену сняли в Красной поляне, а Нину похитили в районе озера Рица в Абхазии.

Снимать фильм начали за год до премьеры со сцены, где Шурик слушает тост про маленькую, но очень гордую птичку. Сняли, кстати, только с шестого дубля. Сценарий дополняли шутками по ходу съемок. За каждую удачную шутку Гайдай давал бутылку шампанского автору. Никулин заработал 24 бутылки, Моргунов – 18, а Вицин всего одну, так как не пил, и стимула у него не было. Эту бутылку Георгий Михайлович получил за сцену с бьющимся в конвульсиях на дороге Трусом, стоя между своими сообщниками.

Кстати, ушедшие в народ фразы «Шляпу сними» и «Чей туфля? Ой, мое» родились на съемочной площадке.

Сцена, где Шурик плывет по реке в спальном мешке действительно снята с Александром Демьяненко без каскадеров. Актера должны были аккуратно пустить по воде, но помощники режиссера не доглядели, камеры в этот момент были включены, и кадры попали в итоговую версию фильма.

Наталье Варлей пришлось самой нырять за Шуриком в реку, так девушка-каскадер, как выяснилось, хотела сниматься в кино, и соврала, что умеет плавать. Температура воды была всего +5 градусов, поэтому на берегу актеры дрожали от холода вполне натурально. После удачного дубля им налили для согрева чистого спирта, чтобы не разболелись.

Варлей сама хотела исполнить песню про медведей, но Гайдай настоял, чтобы это сделала профессиональная певица – композицию исполнила Аида Ведищева. Позже режиссер пожалел об этом, потому что слишком по-взрослому прозвучала песня для студентки. Кстати, голос у Нины тоже не свой – героиню озвучила Надежда Румянцева.

Автор сцены с огромным шприцем – Юрий Никулин, реквизит актер принес из цирка. А в сцене, где герои пьют пиво, непросто далась Вицину – он не пил алкоголь и просил отвар из шиповника, но этот напиток не пенился, и Гайдай уговорил актера выпить кружку пива. Это единственный случай, когда Георгий Михайлович выпил алкоголь на съемках.

Владимир Этуш не хотел сниматься в роли товарища Саахова, потому что уже играл человека с Кавказа в фильме «Время летних отпусков», он не намеревался замыкаться в одном амплуа. Пришлось Гайдаю уговаривать актера.

Перед сдачей черновой версии «Кавказской пленница» Гайдаю едва не пришлось переозвучивать треть фильма. Дело в том, что секретарь партийной организации носил фамилию Сааков, и решил, что режиссер смеется над ним, поэтому потребовал сменить фамилию персонажа.

В ситуацию вмешался Юрий Никулин – он пришел на прием к министру культуры Екатерине Фурцевой и сказал, что из-за возмущения одного чиновника придется потратить большие деньги на переозвучку фильма и перенести сроки сдачи картины в прокат. Фурцева приказала прекратить этот балаган: «А что, если бы у героя была фамилия Иванов? У нас их много в Минкульте. У дурака теперь не может быть такой фамилии? Оставляйте, как есть».