Как ушел из жизни «Максим Горький»

Максим Горький — это не только великий писатель, но и названный его именем уникальный восьмимоторный самолет АНТ-20 «Максим Горький». Этот гигант был самым большим самолетом с сухопутным шасси, гордостью советского авиастроения. Катастрофа «Максима Горького» стала сильным ударом по советской авиации, вызвала резонанс во всем мире.

В честь юбиляра

Идея о строительстве огромного самолета возникла не на авиационном заводе, а на встрече писателей в октябре 1932 года, посвященной 40-летнему юбилею литературной деятельности Максима Горького. Кто-то заявил, что в честь классика необходимо построить самый большой агитсамолет, коллеги поддержали.

Писатели создали Всесоюзный комитет по строительству самолета — в те годы без комитетов практически ничего не делалось. Комитет организовал сбор денег по всей стране. Довольно быстро было собрано 6 млн. рублей — астрономическая по тем временам сумма.

На первом этапе за техническую сторону строительства отвечал начальник ЦАГИ (Центрального аэродинамического института) Николай Михайлович Харламов. Харламову было поручено разработать облик самолета и технические требования к нему.

Позднее к работе подключился НИИ ВВС, известные конструкторы А. Архангельский, В. Петляков, В. Беляев и другие. Возглавлял инженерную группу А.Н. Туполев.

Годом ранее Андрей Николаевич запустил в массовое производство бомбардировщик ТБ-3, и проект нового самолета во многом напоминал «летающие крепости» Туполева. Это должна была быть многофункциональная машина, которую можно было использовать для агитации, пассажирских, транспортных перевозок, а также в качестве бомбовоза. Кроме того, «Максим Горький» мог выполнять роль передвижного воздушного штаба для представителей высшего командования в случае форс-мажорных обстоятельств на земле.

Гигантская птица

АНТ-20 получился, действительно, огромным, при этом, длина разбега при взлете составляла 300-400 метров, то есть «Максим Горький» мог взлетать даже с небольших аэродромов. Группой Туполева было разработано уникальное крыло повышенной площади и удлинения.

Однако, главной особенностью самолета было восемь двигателей суммарной мощностью в 7,2 тыс. лошадиных сил. Шесть двигателей были расположены на крыльях, еще два — под фюзеляжем. Винты двигателей были изготовлены из древесины. Самолет, фактически, представлял собой воздушный автобус площадью в 100 кв.м, рассчитанный на 70 пассажиров.

Интерьер был оформлен с максимальным шиком и комфортом. Пассажиры размещались в просторных, мягких, креслах, полы были устелены коврами, рядом с каждым креслом находились столики с настольными лампами. В самолете было несколько туалетов, умывальные кабины, помещение для багажа, спальные каюты, библиотека…

В связи с тем, что основным назначением самолета должна была быть агитация, на нем была установлена мощная радиоустановка «Голос с неба». На борту имелись собственные фотолаборатория, типография и киноустановка. Журналисты-агитаторы могли изготавливать листовки прямо на борту самолета и скидывать их с неба.

«Максим Горький» в небе

Самолет был полностью завершен 3 апреля 1934 года, а уже 24 апреля комиссия дала разрешение на испытания машины. Первый полет «Максима Горького» состоялся 17 июня 1934 года. Пилотировал опытный летчик-испытатель Михаил Громов. В следующий раз самолет поднялся в небо 19 июня, когда на Красной площади встречали челюскинцев. В 1934 году «Максим Горький» установил рекорд, подняв на 5-километровую высоту груз в 15 тонн.

17 мая 1935 года полет на «Максиме Горьком» совершил знаменитый французский писатель и летчик Антуан де Сент-Экзюпери (разумеется, в качестве пассажира).

Я уселся в носовом салоне и оттуда наблюдал за взлетом. Самолет мощно вздрогнул, и я почувствовал, как быстро монумент поднимает в воздух свое основание весом в сорок две тонны. Мягкость взлета меня поразила.

Увы, уже на следующий день после полета Экзюпери с «Максимом Горьким» случилась трагедия…

Гибель гиганта

18 мая 1935 года на центральном аэродроме Москвы проходили демонстрационные полеты. Главной частью летной программы был пролёт «Максима Горького» и его последующая торжественная передача агитэскадрилье им. Горького. В положенное время гигант поднялся в небо. Управляли машиной летчик ЦАГИ Николай Журов и авиатор агитэскадрильи И. Михеев, который должен был принять самолет у своего коллеги.

На борту находились члены семей конструкторов, соорудивших это чудо техники. В небе «Максима Горького» сопровождали два маленьких самолета: двухместный Р-5 и истребитель И-5. На Р-5, помимо пилота Рыбушкина, находился кинооператор Щекутьев, который должен был заснять демонстрационный полет. Перед пилотом И-5 Николаем Благиным ставилась другая задача: он должен был летать поблизости от гиганта, демонстрируя, насколько велика разница в габаритах между АНТ-20 и истребителем.

«Максим Горький» благополучно взлетел, сделал круг над аэродромом. Благин на И-5 выполнял поблизости фигуры высшего пилотажа, что в определенный момент создало угрозу столкновения. Истребитель вдруг ушел в короткое пике позади «Максима Горького», пронесся под фюзеляжем гиганта и внезапно взмыл ввысь: Благин собирался сделать мертвую петлю вокруг «Максима Горького».

Однако, в верхней точке истребитель потерял скорость и начал падать. Как раз в этот момент под И-5, точно синий кит, медленно проплывал АНТ-20…

Поразительно, но воздушный гигант выдержал страшный удар. Истребитель застрял в одном из крыльев «Максима Горького», выбив один из моторов самолета. Михеев и Журов делали все, чтобы посадить машину и, скорее всего, это бы у них получилось. Однако, куски разваливающегося в воздухе истребителя угодили точно в систему управления самолета. «Максим Горький» перевернулся в воздухе и рухнул вниз, на дачный поселок Сокол. Через мгновение чудовищной силы взрыв огласил окрестности столицы.

В катастрофе погибло 49 человек, включая пилота И-5 Благина. Среди погибших были многие сотрудники ЦАГИ, члены их семей, дети. Вместо агитационного фильма кинооператор Щекутьев с Р-5 получил трагическую видеозапись гибели мощнейшего самолета. Впрочем, пленки у оператора были сразу же изъяты и уничтожены.

Резонанс

В советской прессе вся вина была возложена на Николая Благина. Погибшего пилота назвали лихачом, который самовольно решил совершить фигуру высшего пилотажа в опасной близости от самолета. Была и версия о том, что происшедшее было терактом — Благин специально пошел на таран. 12 сентября 1935 года одна из польских газет даже опубликовала антикоммунистический манифест Благина, подлинность которого, впрочем, не доказана.

Несмотря на обвинение в адрес Благина, власти оказали помощь вдове и дочери Николая наравне со всеми погибшими в катастрофе. Родственники пилота получили квартиру, дочке была назначена пенсия по утрате кормильца, и, в целом, чиновники относились к семье Благина с заботой и участием.

В мире к гибели советского самолета отнеслись как к большой воздушной трагедии: никакого злорадства не было. А великий писатель Антуан де-Сент Экзюпери откликнулся на катастрофу статьей в «Известиях», полной боли из-за гибели такой замечательной машины:

Я говорил с людьми, работающими в области авиации, и мне показалось, что их хоть немного, но утешает то, что причиной гибели гиганта была нелепая случайность. Драма произошла не из-за ошибки в расчетах инженеров, не из-за неопытности или неумелости рабочих, не от просчета экипажа. Во время уверенного спокойного полета «Максима Горького» его траекторию, прямую, как выстрел, пересек истребитель.