Как Хрущев пытался истребить фарцовщиков в СССР, а «король» спекулянтов подсунул чекистам мыло вместо валюты

Советские граждане много времени проводили в поисках красивой одежды и обуви. Это был настоящий товарный голод. Конечно можно было приобрести изделия отечественных производителей. Но они не особо привлекали покупателей. Современные и модные вещи импортного производства доставали разными путями. Самым распространенным была покупка у фарцовщиков.

Читайте в материале, как в СССР появилась «фарца», как КГБ с ней боролся и почему короля черного рынка не спасла даже защита председателя КГБ.

Эпоха оттепели и появление фарцовщиков

Когда в 1959 году Анастас Микоян проводил встречу с иностранной делегацией, он был очень удивлен предъявляемыми жалобами. Оказывается, гости СССР страдали от навязчивого внимания людей, просящих продать им привезенные с собой вещи и валюту. Микоян велел разораться в этой ситуации, тем более, оказалось, что скупщики валюты беспокоили иностранцев не в первый раз. Было решено вынести обсуждение этого животрепещущего вопроса на самый высокий уровень.

Все объяснялось достаточно просто. Пятидесятые годы ознаменовались так называемой «оттепелью». Стали улучшаться отношения с Западом, увеличился поток иностранных туристов. В сою очередь за границу стали активно ездить советские граждане. Правда это были в большинстве своем известные писатели, артисты и спортсмены, а также представители компаний, работавших с западными фирмами.

Этим воспользовались любители красивой жизни, которых мало волновало построение коммунизма, зато привлекала красивая одежда, возможность питаться в лучших ресторанах, ездить на хороших машинах и так далее. Целый слой граждан был озабочен тем, чтобы в разы повысить свой доход. Это стало возможным за счет скупки у иностранных гостей дефицитных вещей и валюты. Вещи охотно покупали модники, не жалея на это средств, а валюта продавалась тем, кто собирался в зарубежную поездку. Доходы новых предпринимателей были очень большими. Они позволяли безбедно существовать, пользуясь всеми благами, которые только возможно было «выжать» из советского строя.

Расцвет «фарцы» и создание специального отдела в КГБ

Фарцовщики и «валютчики» работали очень активно, благо спрос на предлагаемые ими товары и услуги был большим. Толчком к развитию стало событие 1957 года — в Москве проводился Всемирный фестиваль молодежи и студентов. После этого деятельность спекулянтов расцвела так сильно, что о методах борьбы с ней и о достигнутых результатах говорили на уровне Президиума ЦК КПСС.

Был озвучен следующий вывод: МВД потерпело поражение, пытаясь бороться с «валютчиками». Потому это важное дело было перепоручено другой структуре. Ей стал КГБ, где даже создали специальный отдел. Он контролировал все дела об операциях с валютой и контрабанде.

Работники КГБ приступили к изучению новой сферы. Выяснилось, что главной точкой спекулянтов была «плешка». Такое название носил участок улицы Горького, располагающийся на отрезке Пушкинская площадь-отели «Москва» и «Националь. Именно тут фарцовщики ловили иностранцев и пытались войти с ними в контакт, завязать деловые отношения. На первый взгляд, спекулянты действовали хаотично и независимо друг от друга, но на самом деле вся система была очень четкой.

Черный рынок, статусы его участников и подпольная империя Яна Рокотова

На «черном» рынке существовала строгая иерархия. Покупали валюту у иностранцев «бегунки» и «рысаки». Правда, это были маленькие суммы. Свой улов они продавали «шефам», которые реализовывали купленное «купцам». Управляли системой «короли», которые были тщательно законспирированы. В их ведении были крупные операции, которые измерялись десятками и сотнями тысяч советских рублей.

КГБ решил, что все внимание следует направить на поиск именно «королей». Их было не мало, например, Дмитрий Яковлев, Владислав Файбишенко.

Но самый интересный персонаж — «косой», а именно Ян Рокотов, который при рождении имел фамилию Орликов. С 1947 по 1954 год он сидел в тюрьме за контрреволюционную деятельность. Выйдя на свободу, Рокотов сменил фамилию и даже приступил к работе в должности мелкого чиновника. Все изменил фестиваль молодежи и студентов. Рокотов сообразил, что на фарцовке и махинациях с валютой можно сделать неплохой доход, но не в одиночку — нужна грамотно организованная система. Рокотову принадлежит идея эксплуатировать «бегунков», которые работали за небольшие деньги. Через два года Ян стал настоящим подпольным миллионером, легендой так называемой «плешки».

Он обедал только в лучших ресторанах, носил дорогую одежду, отдыхал на роскошных курортах. Чтобы прикрыть свою деятельность, Рокотов работал осведомителем, без жалости сдавая коллег и даже своих «бегунков».

Заветный чемодан Рокотова

Оборотный капитал Рокотов хранил в золоте и валютных средствах. Как и известный Корейко, он держал богатство в чемодане и переезжал вместе с ним. В КГБ старались заполучить заветный кейс, но им это не удавалось. Более того однажды Рокотов подсунул им поношенный чемоданчик, в котором лежала старая мочалка и кусок хозяйственного мыла. Но все же «косой» попался. Он был взят с поличным, когда получал свое богатство в камере хранения на вокзале. Следом попался Файбишенко и Яковлев.

Кстати, Яковлев сразу стал сотрудничать со следствием, выложил все важные схемы, описал структуру преступной компании. Во время расследования были выяснено что оборот преступных операций составлял десятки миллионов (в рублях), а у Рокотова конфисковали ценные вещи на сумму 1500000 американских долларов.

Преступникам грозил срок от 3 до 8 лет тюрьмы. Но все пошло иначе. В 1960 году Хрущев посетил Берлин, где позволило себе критику города. В «пику» он получил ответ от берлинского чиновника, который в обиде заявил, что Москва — это черная биржа, ужаснее которой нет нигде в мире. Хрущев был оскорблен и поднял проблему борьбы с «валютчиками» и «фарцовщиками» на Президиуме ЦК КПСС. В Кремля даже провели выставку ценных вещей, которые изъяли у фарцовщиков. Хрущев побывал на ней и пришел просто в неистовство.

Узнав, что королей черного рынка ждет срок от 3 до 8 лет, Хрущев решил лично изменить ситуацию. Тем временем Мосгорсуд в соответствии с законодательством озвучил приговор: лишение свободы на восемь лет. Одновременно на проводимом Пленуме партии Хрущев рассказал о письме рабочих из Ленинграда (с завода «Металлист»), которые были возмущены слишком мягким решением. Лидер потребовал пересмотра дела. Были внесены некоторые изменения в законодательные документы и новый приговор стал более суровым: 15 лет лишения свободы.

Но и это не понравилось Хрущеву. Он продолжал гнуть свою линию, и опять поменялось законодательство: в 1961 году Брежневым ( в то время он занимал должность председателя Президиума Верховного Совета СССР) был подписан указ, предусматривающий усиление уголовной ответственности для нарушителей правил об операциях с валютой. Уголовный кодекс теперь предусматривал в качестве высшего наказания для «валютчиков» смертную казнь. Дела Рокотова, Файбишенко и Яковлева были пересмотрены, и все преступники приговорены к расстрелу. Никакие прошения и апелляции не смогли ничего изменить. Не помогло даже то, что за Яковлева вступился председатель КГБ Шелепин, который призывал учесть сотрудничество Яковлева со следствием. Все подпольные короли «фарцы» и валютных операций были расстреляны.