Кровь на лице Верещагина – настоящая: факты о фильме «Белое солнце пустыни»

Когда в 90-е годы европейские лидеры во время встреч с Борисом Ельциным спрашивали его о том, какой бы советский фильм он посоветовал посмотреть, российский президент всегда отвечал: «Белое солнце пустыни».

По этой причине вся тогдашняя западная политическая элита узнала о замечательной киноленте Владимира Мотыля.

Интересно, что режиссерское кресло в проекте могли занять Андрей Кончаловский, Андрей Тарковский или Юрий Чулюкин. Но у каждого из них на тот момент была работа.

Роль красноармейца Федора Сухова сначала отдали Георгию Юматову, но актер в первый съемочный день подшофе устроил драку на площадке, после чего режиссер принял решение заменить его на Анатолия Кузнецова.

Эта роль стала самой заметной в его карьере, а Юматов свою звездную роль сыграл в «Офицерах» через два года.

Фильм «Белое солнце пустыни» снимали в Дагестане и Туркменистане, на берегу Каспийского моря в районе Каспийска и Махачкалы.

С выпуском киноленты на экраны у режиссера Владимира Мотыля возникли проблемы – начальник Экспериментальной творческой студии Григорий Чухрай, посмотрев фильм, остался недоволен, а директор «Мосфильма» Владимир Сурин не стал подписывать акт о сдаче фильма.

И тогда Мотыль провел «работу над ошибками» — внес в киноленту больше 30 правок, несколько ключевых сцен переснял, и полностью заменил концовку.

В итоге «Белое солнце пустыни» посмотрел Леонид Ильич Брежнев и разрешил выпустить его на большие экраны.

Сначала младшую жену Абдулы Гюльчатай в эпизоде, где Сухову снится сон, сыграла актриса Татьяна Денисова, однако, в процессе пересъемок ее заменили на студентку Татьяну Федотову.

Тяжелее всего съемки в фильме «Белое солнце пустыни» дались Павлу Луспекаеву, у которого не было пальцев на обеих ногах.

Он постоянно испытывал сильную боль, но виду не подавал. Кстати, кровь на лице его героя Верещагина была настоящей, потому что актеру в местном кафе рассекли бровь во время драки местные жители.

Музыку к фильму написали Булат Окуджава и Исаак Шварц, которые занимались музыкальным оформлением предыдущего фильма Владимира Мотыля «Женя, Женечка и «катюша».

Критики назвали фильм «Белое солнце пустыни» идеальным истерном, это кино стало классикой, как и «Неуловимые мстители», «Свой среди чужих, чужой среди своих».