«Леди Макбет Мценского уезда» — на месте ли тут Наталья Андрейченко?

Этот фильм очень редко вспоминают, хотя, он сделан профессионально.

Мастер депрессивных зрелищ Роман Балаян, вошедший в историю нашего кинематографа с «Полётами во сне и наяву» (1982), сделал свой синема-вариант лесковского очерка в разгар Перестройки, а тогда всем хотелось «разоблачительных» тем и современных реалий, а потому целый пласт неплохих экранизаций оказался в тени.

Хотя, я отлично помню материалы о «Леди Макбет Мценского уезда» (1989) в журнале «Советский экран», где всё внимание упиралось в сцены физическoй стрaсти Катерины Измайловой и беспутного красавца Серёженьки.

Эпоха была дурная – без «этого» не выходил почти ни один фильм. Благо, там были задействованы самые эффектные актёры – Наталья Андрейченко и Александр Абдулов.

Читала тут в одном блоге разбор – мол, Андрейченко вообще ни разу не Катерина Измайлова, ибо та по идее купеческая красавица, кровь с молоком, тогда как Анлрейченко – траченая молью да битая жизнью дамочка.

И – море комментариев с лайками, что даа-а-ааа, ни разу не купчиха. Это значит, люди в своей массе не открывали книжку, ибо Измайлова совсем иная, никак не Элина Быстрицкая и не Людмила Хитяева.

Итак, предоставим слово самому автору: «Катерина Львовна не родилась красавицей, но была по наружности женщина очень приятная.

Ей от роду шел всего двадцать четвертый год; росту она была невысокого, но стройная, шея точно из мрамора выточенная, плечи круглые, грyдь крепкая, носик прямой, тоненький».

Но! Андрейченко старше своей героини, да и вот ещё что: «…глаза чёрные, живые, белый высокий лоб и чёрные, аж досиня черные волосы».

То есть у Измайловой была «пиковая» масть, а не «червонная», как нам показали в кинокартине, да и Сергей описывается, как «…молодец с дерзким красивым лицом, обрамленным чёрными как смоль кудрями и едва пробивающейся бородкой».

 В эпоху, когда это сочинялось, наиболее привлекательными считались брюнеты и – брюнетки, а 1980-х эта деталь не играла особой роли, поэтому вполне подходящих под описание актёров не стали грубо красить.

Итак, вернёмся к Измайловой – у Лескова есть чёткое указание на её скромную массу тела: «Да что, три пуда в вас потянуло.

Вас, я так рассуждаю, целый день на руках носить надо — и то не уморишься, а только за удовольствие это будешь для себя чувствовать». Пуд — 16,38 кг, вот и считайте.

Скучающая купчиха – лёгкая и худоватая для эстетических норм своего сословия. Зато свежая, и нагулять вес – дело нехитрое.

Конечно, литературный первоисточник – лучше и глубже. Лесков – мастер этакого отстранённого повествования, за которым скрывается, но слышится боль.

Тем не менее, умелый сценарист Павел Финн в содружестве с вышеупомянутым Романом Балаяном сделали добротное зрелище. Мощно показана обволакивающая скука, в тенетах которой мается энергичная и – примитивная женщина.

Работник Серёжа – это не любовь; это, как в другом (гораздо более известном) фильме: «Ты ж на меня от тоски бросилась!» Нам и явили ту самую, всепожирающую тоску – день за днём, а годы словно бы уходят, как вода в песок.

Люди, не имеющие кругозора, впадают в депрессию чаще, нежели образованные и творческие. Ибо им неоткуда взять источник бытия и вдохновения.

Однoклеточные женщины разгоняют грусть именно любовными впечатлениями. Это – самое лёгкое. Как для мужика – водка. Помните купеческих дочек из «Женитьбы Бальзаминова»?

Тех, что плясали канкан и вопили: ‘C’est drole!’ Ровно такие же, но ещё незамужние. Андрейченко великолепно сыграла пустую, как жбан и унылую женщину, не умеющую себя занять.

Книг она не читает (этот момент так же указан Лесковым и отражён в сценарии), а хозяйством не интересуется. При всех удачных раскладах из неё впоследствии не получилась бы Васса Железнова.

Только …Белотелова из той самой «Женитьбы Бальзаминова». Скучно? Дайте кавалера и будемте скучать вместе. У актрисы – живые глаза, но она так круто «гасит» свой взгляд в ряде сцен, так прочувствованно играет «ничто»…

Фильм можно посмотреть только ради этого преображения острой Андрейченко в снулую рыбицу. Зато! Сережа / Абдулов её воспламеняет.

Разница – колоссальна. И мы видим, как ради этой искры Катерина идёт на преступления, а потом – каторгу. И финал её – страшен.

А всё – из-за …неумения жить и пользоваться этой разнообразной жизнью. И ещё здесь прекрасен Николай Пастухов в образе обманутого мужа — ему всё сочувствие…