Мальвина — нетипичная положительная героиня советского искусства

В одном из блогов обсуждали героинь-девочек советского кино, точнее — перечисляли с упоминанием маленьких актрис, их игравших. И вот, что примечательно. Если шла речь о положительных персонажах, то в 99 из 100 это были активные, где-то немного жёсткие девчата. Иные даже пацанки.

Я повторюсь, что имею в виду именно девочек, а не принцесс или, там Настенек в «невестином» возрасте. Хотя, и Настенька могла Иванушку ведром угостить да на помощь Марфушеньке в пруд кинуться. Итак, хорошая героиня детско-подросткового синематографа должна была проявлять своё деятельное начало.

Суок — не только цирковая гимнастка с внешностью куколки, но и отважная революционерка, участвовавшая в перевороте. Романтическая Дубравка, эта орхидея Крыма и окрестностей, могла отлупить любого мальчишку. Советский вариант Красной Шапочки в исполнении Яны Поплавской вообще никак не напоминал аутентичную Petit Chaperon rouge, которую подстерегали опасности.

Наша Красная Шапка сама их (опасности) подстерегала, догоняла и — добивала. Учила жизни взрослых и детей. Не терялась. Измотала оборотней (это не волки, а именно оборотни по факту). Маша Старцева – мечта, муза, любовь-ненависть Петрова и Васечкина никого не колотила, но была этакой «зажигалкой», первой ученицей и уж точно не ждала милостей от природы. И от окружавших её людей.

Венец творенья – дивная Алиса, которая – Селезнёва, та и вовсе участвовала в опасных рейдах и не боялась никаких поворотов судьбы. И космических пиратов тоже не сильно боялась. Летали. Знаем. В космосе — чуть не с пелёнок. Маруся из «Первоклассницы» (1948) даже первый школьный день подралась во дворе со своим дружком. И это лишь самые популярные образцы.

Я бы ещё назвала Зину из «Тигров на льду» (1971), игравшую в хоккейной команде вместо своего брата-близнеца, Машу из «Новогодних приключений Маши и Вити» (1975), устремившуюся с другом в колдовские леса на спасение Снегурочки, боевитую Нину Пухову – сестру Иванушки из «Чародеев» (1982), где-то более взрослую, чем герой Абдулова и …много ещё кого.

Всех девочек — с бантиками и без — объединяло то, что они были наравне с мальчишками. Маленькие воительницы разной степени дерзости и резкости. На фоне этого цветника, состоявшего из роз с мощными или, по крайней мере, заметными, шипами, была одна, вообще не вписывающаяся в парадигму, хотя, её всегда ставят в общий ряд Красных Шапочек, Алис и Маш Старцевых.

Итак, Мальвина, положительная героиня и, вместе с тем, лишённая той самой активности и желания рулить процессами. В киноверсии она была отлично сыграна Танечкой Проценко. Мальвина осознаёт свою привлекательность, она вся в кружевцах и рюшечках. Милая кокетка. Хлопает ресничками. Кричит: «Ой, боюсь-боюсь!», показывая, что она – слабое существо, не способное за себя постоять.

Из театра Карабаса она сбежала с Артемоном, который ей верно служит. В книге есть подробное описание, как Мальвине помогает всё живое в том лесу. Девочка с голубыми локонами умело принимает ухаживания гуманитария Пьеро, но он для неё – просто воздыхатель. Обычно Мальвины предпочитают совсем других кавалеров (типа Буратино, к слову), годами держа Пьеро в так называемой френд-зоне.

Попытки обучать Буратино грамоте – забавная игра, не имеющая ничего общего со стремлением доминировать над «миром мужчин», и даже, засадив парня в чулан, Мальвина плачет, спрашивая: «Вы же раскаиваетесь?!». В одной из сцен, где куклы спасаются бегством, Мальвина …не идёт сама, к её услугам возок. Тащат Буратино с Артемоном, а Пьеро идёт следом. При этом, девочка кричит: «Не тряси!»

Мальвина воплощает женский тип, который неизменно нравится противоположному полу. Это – стопроцентная, «слабая» женственность, помноженная на красоту. Образ, имеющий право быть, как в жизни, так и в искусстве. Но! Вернусь к своему первоначальному тезису. В советской книжно-кинематографической традиции любая девочка-девушка-женщина, будучи положительной героиней, была активной.

Она уж точно никого не запрягла бы в двуколку, а шла бы рядом, но, если надо, ещё и сама бы потащила кого-нибудь. Индустриальная сверхдержава требовала деятельного начала и от условно-слабого пола. Смелые, подвижные Дубравки — часть великого замысла. Поэтому очаровательная Мальвина — это исключение из правил. Хорошо ли, плохо ли, просто данность.