Неравный брат

У графа Грэнтема не было сына, и он прекрасно знал: настанет час, и всё имущество перейдет к его племяннику. В обход трёх дочерей.

Девушки в Англии ещё в начале XX века не могли наследовать имущество и титулы. Не было такого права и у младших братьев. Вот и получалось, что даже внутри одной семьи положение среди родных не было равным.

В сериале «Аббатство Даунтон» очень многие события развиваются вокруг старинного английского закона о майорате. Это когда всё, чем обладает семья, безраздельно передается старшему наследнику мужского пола.

Сыну, или, в его отсутствие, другому родственнику. Каждая знатная девушка с рождения усваивала правило – она только гостья в замке родителей.

Пока растёт, может наслаждаться роскошной обстановкой и любоваться предметами искусства. А потом все права на владения получит её брат. И если он пожелает, то может навсегда запретить сестре появляться в родовом поместье.

Джейн Остин в романе «Гордость и предубеждение» тоже писала об этом: у мистера Беннета пять дочерей, и есть дальний родственник, мистер Коллинз.

Именно он – следующий владелец небольших угодий и дома Беннетов. «Однажды он сможет вышвырнуть вас из этого дома», — печально сетует отец.

Чтобы такого не случилось, семьи старались заключить брачный союз наследника с одной из своих дочерей. В случае с Беннетами этого не произошло, а вот в «Аббатстве Даунтон» Мэри Кроули, ко всеобщему облегчению, вышла замуж за «будущего графа».

Если в семье подрастали несколько сыновей, то «везло» только старшему. Он получал всё. Второй и последующий могли лишь надеяться, что их родственник покинет этот мир раньше.

В среде аристократии такое не было редкостью: сначала титул получал первый брат, потом какая-то случайность обрывала его жизненный путь, и тогда права переходили ко второму брату.

Подобные обстоятельства сказывались на отношениях – младшие нередко испытывали зависть и раздражение по отношению к первенцу в семье. По сути, тому не приходилось ничего добиваться самому.

Одним фактом своего рождения он становился на ступеньку выше. Неравный брат! А вот остальным требовалось учиться, пробивать себе путь наверх…

Такой порядок установился еще в тринадцатом веке, и придерживались его весьма строго. Преимущество старших сыновей и племянников над остальными членами семьи оспорить было трудно.

Если возникал конфликт среди потомков чьих-то сына и дочери, предпочтение отдавали детям по мужской линии. Даже на королевском уровне.

Когда Эдуард III, король Англии, заявил претензии на французский трон, ему быстро напомнили: он – сын принцессы Изабеллы. А есть ещё дети принцев.

И они, согласно всем законам, имеют больше прав. Поэтому короновали не внука почившего Филиппа IV, а племянника. Потомка по мужской линии.

Эдуарда оставили ни с чем, и тогда он решил забрать власть по-другому. Это привело к столетнему конфликту между Францией и Англией, а его отголоски наблюдались ещё в XVI веке.

Майорат позволял не дробить земли, а передавать всё имущество неделимым. С точки зрения сохранения ресурсов – разумный шаг. На континенте целые империи распадались из-за старого правила выделения части имущества каждому из сыновей.

Меровинги многократно перекраивали границы своих владений, потому что в каждом поколении было несколько сыновей. И все хотели свою корону. На территории нынешней Франции в V-VII веках одновременно правили по четыре, а то и пять королей.

Позже, Карл Великий собрал воедино гигантские территории. И что же случилось потом? Выделив каждому сыну по куску, он превратил империю в разрозненные королевства.

Старшим – всё, младшим – ничего. Дочерям – ничего в любом случае. Этот принцип сохранялся в Англии даже в первой трети двадцатого века.

А преимущественное право на трон для мужчин отменили совсем недавно, и сделала это королева Елизавета II. Она утвердила правило, что принцессы и принцы отныне равны.

Это значит, что дочь герцогов Кембриджских, Шарлотта, идет в линии престолонаследия не после своих родных братьев, а занимает место между ними. То есть, младший брат принцессы не будет иметь больше прав, чем она. Как это было совсем недавно.