Никто не ждал увидеть нашего известного актёра, в столь «экзотической» для него, роли

Помните выступление бесшабашной в те годы Аллы Борисовны, когда она в гофрированной юбке цвета фуксии распевала «…никто и не ожидал». Думаю, что такой же эффект произвел бы своеобразный оммаж этой строки, появление в роли «Афони» блистательного 30-летнего польского артиста Даниэля Ольбрыхского.

А ведь Данелия действительно вёл с ним переговоры, зазывая в свою новую комедию. Интересно, как бы его тонкие, «шляхтические» черты смотрелись на фоне занятного Федула (Брондуков) и штукатура Николая (Леонов). Вот такие загадки, иногда, преподносит доверчивому советскому зрителю его любимый кинематограф.

Ежели, честно и объективно взглянув на прекрасного «Бумбараша», в лице чудесно распевающего славные песни Валерия Золотухина, могли бы вы представить его в роли утончённого Моцарта.

А вот романтичный Михаил Швейцер в 1979 году, снимая одну из своих «Маленьких трагедий», доверил популярному алтайскому парню, отобразить на экране последние дни этого уникального австрийского композитора.

И что? А очень даже живенько получилось. И не важно, что всё это, лишь «милые фантазии», тоскующего в Болдине Пушкина. И мы с удовольствием наблюдаем на экране полного жизни, зачем-то сочинившего реквием Моцарта, прекрасно осознавая, что в реальности композитор в свои последние месяцы жизни был весьма… слаб… .

К тому же роскошный Антонио Сальери в исполнении блистательного Иннокентия Смоктуновского, на фоне резвящегося австрийца, более чем хорош.

А как удивил всех, чуть повзрослевший Эльдар Рязанов, пригласив в 2006 году сразу на три главные роли — Ханса Кристиана Андерсена, Учёного и Короля Дании Кристиана 10-го,….. своеобразного одессита Сергея Мигицко.

Понятно, что драма «Андерсен. Жизнь без любви» была одной из последних работ выдающегося мастера, поэтому и задуманный им фильм получился слишком… «личным».

Что же касается выбора на роль знаменитого датского сказочника 53-летнего Сергея Григорьевича, то в гриме он очень даже хорош. Конечно, многие помнят этого интересного актёра по небольшой роли в музыкальной комедии «Соломенная шляпка».

Однако ж, за год до Андерсена, Мигицко сыграл некого Гордона в серьёзной драме «Доктор Живаго». Поэтому, поклонникам, искренне следившим за творчеством своего кумира, выбор Рязанова отнюдь не показался, чем-то … особенным.

Интересно, какого роста вам представляются властители довоенной поры, тов. Сталин и Лаврентий Берия. Судя по архивным кадрам, эти мужчины никак не выше 160-ти сантиметров.

Однако, видящий мир по-своему, талантливый Юрий Кара, не моргнув глазом, пригласил на эти ключевые роли – САМЫХ ВЫСОКИХ на 1989 год артистов, 190-сантиметового славного Алексея Петренко и более «скромного», с ростом 1м 87 см, прекрасного Валентина Гафта.

Понятно, что с началом «перестройки» какими-то там антропометрическими данными «вождей» могли и чуть манкировать. Но не до такой же степени. Думаю, что дожившие до тех «весёлых» дней соратники, увидев в кино такое «ростовое роскошество», были немало удивлены.

Хотя, лично для меня, лихо танцующий 44-летний «абхазец» Александр Феклистов, сыгравший Сандро Чегемского, вызвал большее удивление, чем эти невероятно высокие, киношные – Иосиф Виссарионович и Лаврентий Павлович.

В общем, грим и фантазия режиссёра может преобразить любого актёра в искомый персонаж. Ну, а если его идее препятствует разительная разница в росте, то кто-то предпочитает на этом не «заморачиваться».

Хотя, если в историческую драму на роль Петра Первого пригласили бы, всё того же, всегда жаждавшего мощных перевоплощений, Борислава Брондукова, то это было бы … слишком… смело…

Оцените статью
Никто не ждал увидеть нашего известного актёра, в столь «экзотической» для него, роли
«Мы странно встретились…» — рассказ о пугающем одиночестве