Один из самых неприятных и неблагодарных поступков в советском кино 50-х годов

Бравый тракторист Федор Соловейков начал со вранья. Что он сказал жене Стеше? «Жить начинаем». Обещал счастливое, безбедное существование. И уже в следующем кадре Федя предлагает сдать ценные вещи Ряшкиных в районный дом культуры с целью пополнения актерского реквизита — играть купчих. Есть такая пословица: «в чужой монастырь со своим уставом не ходят». Федя что ли эти шмотки покупал? Нет, родители Стеши берегли их для дочери.

Другой вопрос, что Ряшкины уже пожилые люди. Актер Николай Сергеев родился в 1894 году, актриса Александра Денисова — в 1904. Оба до революции. Другая эпоха. Их герои Силантий и Алевтина — люди совершенно иного поколения. И чем старше человек, тем труднее ему менять привычки, убеждения, взгляды. Ну вот им казалось, что это хорошая одежда. Она и в самом деле была очень качественной, просто несколько устарела. Предложение «сдать в утиль» дорогие сердцу предметы быта — это не просто хозяйственный вопрос, это удар по убеждениям стариков, по тому, что казалось им важным.

Родители Стеши показаны нам собственниками, единоличниками и куркулями. В конце фильма об этом чуть ли не прямо говорится. Оставим в стороне точку зрения режиссера и всей съемочной группы, рассмотрим конкретный вопрос с лошадью. Пахать тяжело. Это адский труд. У меня тоже когда-то был огород в деревне, и даже вскопать несколько участков часто представлялось непосильной задачей. И я был молодым человеком, а Силантию Петровичу уже хорошо за 60. Он ведь для чего просил лошадь? Может, Силант хотел возделывать секретную делянку с коноплей, чтобы выращивать запрещенные наркотические вещества? Да вроде нет. А возможно жадный тесть Федора планировал расширить хозяйство и засадить как можно больше овощей и злаков на продажу, чтобы сказочно обогатиться и накупить еще больше утлого тряпья? Да тоже нет. Старик выращивал продукты питания исключительно для себя и своей семьи, чтобы кормить того же самого Федю-правдоруба.

Я согласен с тем, что врать нехорошо. И Силант конечно поступил непорядочно, придя к Варваре Степановне и выпрашивая кобылу, прикрываясь зятем. Но ведь чего хотел старик? Просто вспахать землю, чтобы выжить, не умереть от голода. Силантий на пенсии, не работает, денег мало. Он не здоровый бугай тракторист Соловейков. А Федя, вернувшись домой, первым делом отнял лошадь у старого человека и вернул в колхоз. При том что тракторист Федор каждый день ночевал в доме Силанта и употреблял его провизию, а заодно сожительствовал с дочкой. Феде было неприятно, что в колхозе его посчитали любимчиком и лицемером. А вот что подумают самые близкие люди, родня — Феде было наплевать.

Я сейчас излагаю «альтернативную» точку зрения. У меня нет сложившегося мнения по данному вопросу. Хотелось бы узнать, что думаете вы, именно вы. На чьей вы стороне — немощного пенсионера Силанта, который просто хитростью выманил лошадку, чтобы накормить жену и дочку, или упитанного Феди Соловейкова, готового сдать родителей жены с потрохами, лишь бы не уронить престижа перед колхозным начальством? Как вы считаете — совершил ли Федя один из самых неприятных и неблагодарных поступков в истории советского кино? Или так им и надо, старичью, пожили, пора и на покой, пусть дед сам в плуг впрягается, а если сердце откажет, то невелика и потеря, все равно ведь бесполезные для колхоза люди?