Оказывается, в книге Агаты Кристи был еще один «негритенок», которого Говорухин исключил из фильма. Рассказываю

Как вы помните, роман «Десять негритят» (а следовательно, и фильм Станислава Говорухина) называется так потому, что судья Уоргрейв собрал на острове 10 человек.

Кроме него самого, это Энтони Марстон, супруги Роджерсы, генерал Макартур, Эмили Брент, доктор Армстронг, Блор, Ломбард и Вера Клейторн. Итого десять. Но в книге есть важное отличие от фильма, я бы сказал даже — существенное.

Голос на пластинке обвиняет Уоргрейва в убийстве Эдуарда Ситона. Доктор Армстронг был в курсе деталей процесса, и спросил судью: а Вы никогда не встречались с Ситоном раньше?

На что тот смутился и пролепетал, запнувшись, что не встречал Ситона до процесса. И это косвенный намек на вину судьи.

На следующий день Армстронг в беседе с Ломбардом произносит фразу: «Всем было известно, что Ситон ни в чем не виноват. Просто судья свел с ним счеты». Это утверждение никак не опровергается.

А что Уоргрейв говорит в самом конце? «Истинное величие судьи в способности покарать себя». За что?

Не только ведь за убийство девятерых человек, как минимум одна из которых была ни в чем не виновата (Брент), а еще двое убили случайно и точно не заслуживали смерти (Армстронг, Марстон). Но еще и за смерть Эдуарда Ситона.

В книге же совершенно четко говорится: Ситон был виновен. Судья ни в коем случае не мог допустить, чтобы пострадал человек, который по его мнению не виноват.

То есть, например, с моей точки зрения Брент невиновна, а с точки зрения Уоргрейва виновна, поэтому он ее и прикончил. Но вот лишить жизни человека, которого сам судья считает невинным — такая мысль приводила его в ужас.

Получается, что негритят на острове было не 10, а 9. Сам судья оказался «липовым» негритенком, не замешанным в убийстве. Тогда почему же «Десять негритят»?

Десятым преступником стал некий Айзек Моррис. В фильме его нет. Это был подозрительный тип, умевший обтяпывать разые темные делишки.

Именно через него судья купил негритянский остров, воспользовавшись подставным именем. Именно Моррис сумел заманить на остров Филиппа Ломбарда — два проходимца понимали друг друга с полуслова.

Дальше Моррис добавил, что Ломбард вправе отказаться от работы, если посчитает ее противозаконной, и хитро ухмыльнулся.

Будучи торговцем наркотиками, Айзек приобщил к ним дочку одного из друзей судьи. Она покончила с собой в 22 года, Уоргрейв отнес эту смерть на счет наркодилера.

Перед отплытием на остров судья посоветовал Моррису таблетку от несварения желудка, которым страдал Айзек. В таблетке был яд. Моррис выпил ее и умер.