От любви до ненависти

Она поднесла ладонь к губам – с утра испытывала приступы дурноты. А сейчас, глядя как муж раздувает щёки и изображает из себя шотландского короля, стала чувствовать себя еще хуже.

Мария сделала это сама: в 1565 году она выбрала себе супруга. И теперь горько жалела об этом. Путь от любви до ненависти оказался чрезвычайно коротким.

В воскресенье 29 июля 1565 года Мария Стюарт, королева Шотландии, шла под венец во второй раз. Она была в белом платье, что считалось очень необычным для невест шестнадцатого века.

Англичанки и уроженки Шотландии предпочитали яркие цвета для свадебной церемонии. Но Мария провела детство и юность во Франции, успела побывать женой французского короля и овдоветь в 1560-м.

И как раз в Париже королевские вдовы носили белые одеяния.

Марии нужен был супруг. Ей исполнилось двадцать три, вокруг неё были непокорные горные кланы, готовые в любой момент восстать против её власти…

Она нуждалась в хорошем советнике, в крепком плече, и… в наследнике. И вышло так, что из всех возможных претендентов на свою руку, она выбрала Генри Стюарта, лорда Дарнли.

Привлекательный, обходительный, он очаровал королеву. Под венец она шла влюблённой женщиной!

Кольцо с крупным бриллиантом было надето на правую руку – в XVI столетии в Англии и в Шотландии обручальные кольца носили именно так.

Затем состоялся бал и роскошный свадебный пир, а бедняки ловили монеты, которые пригоршнями бросали в толпу… Наутро 30 числа герольды громко провозгласили: «Да здравствуют король и королева Шотландии! Генрих и Мария!»

Шотландцы ликовали сдержанно: им не понравилось, что Мария сделала Дарнли королем. В Лондоне бушевала от негодования королева Елизавета I.

«Вам дали нехороший совет, — передала своей соседке правительница Англии, — ваша знать вам этого не простит».

Мария вспыхнула: какое право имеет Елизавета вмешиваться? «Это моё частное дело», — резко ответила Лондону королева Шотландии.

А внимательный и прежде такой покладистый Генри Дарнли стал меняться на глазах. «Он чрезмерно важничает, так что это даже смешно», — писал французский посланник Кастельно, который в начале 1566 года приехал в Эдинбург.

Ладно бы только важничал! Но он стремительно разрушал всё, чего добилась Мария Стюарт! «Шотландский король» прекрасно знал, что его супруга старается сохранить баланс в государстве в вопросах веры – она аккуратно взаимодействовала и с католиками, и с протестантами.

Однако Дарнли начал всё чаще заявлять, что Шотландия – в первую очередь, католическая держава. В присутствии посторонних он принялся делать замечания Марии, и всячески подчеркивать – раз он муж и государь, жена должна подчиняться ему.

Супруги начали выяснять отношения. На лице королевы стали замечать расстроенное выражение.

Спустя полгода после свадьбы Мария начала подписывать документы, как прежде: «милостью Божией, королева Шотландии Мария».

Имя Генри Дарнли пропало из официальных бумаг. Вензель с объединёнными инициалами супругов уже не вышивали на скатертях и флагах. Королева сердилась.

Муж вёл себя словно ребёнок, дорвавшийся до игрушек – он устраивал пышные церемонии в свою честь и… слишком много пил.

Когда Мария попросила «его величество» покинуть очередную пирушку, затянувшуюся за полночь, тот нагрубил ей. Королева ушла в свои покои в слезах.

То, что Мария продолжала держаться независимо, безмерно раздражало Дарнли. Его близкие подбрасывали поленья в огонь – напоминали, что королева за неделю трижды засиживалась допоздна с бумагами.

Да не одна, а с секретарем и музыкантом Риччо. Этот неприкрытый намёк привёл «короля» в ярость, а завершилась эта история заговором и смертью секретаря. Чего только не придумали про Давида Риччо!

Какие только обвинения не выдвинули! Мария горько плакала, но нашла в себе силы собраться: она принимала в своих покоях супруга, хотя произошедшее оставило след в её душе.

Ей нужен был сын. Появление наследника укрепило бы её позиции. А потом… потом можно уже и без Дарнли.

«Вне всякого сомнения, королева испытывает ненависть к мужу», — писал английский посланник в Лондон в конце весны 1566 года.

От любви до ненависти прошло чуть больше года. А потом долгожданное сообщение – Мария ждет ребёнка! Своё новое положение королева переносила трудно, ей постоянно требовался отдых, и супруги практически все время проводили порознь.

Неудивительно, что поползли слухи о близком разводе… Так или иначе, 19 июня 1566 года на свет появился принц Джеймс.

Мария торжествовала: у неё сын! Но к этому чувству примешивалась тревога – Дарнли мог бы похитить ребёнка, и на этом основании править в Шотландии один. Что и говорить, между мужем и женой установились высокие отношения…

А дальше – сложно и запутанно. Дарнли успел столь многих настроить против себя, успел так сильно разозлить протестантов в Шотландии, многих лордов и свою собственную жену, что практически никто не удивился его скорому концу.

Утром 10 февраля 1567 года супруга правящей королевы нашли бездыханным. Кто именно был причастен к этому – неизвестно. Молва, конечно, приписала это Марии Стюарт. Основания у неё имелись, и возможности тоже.

На губах королевы снова заиграла улыбка. Теперь она была свободна, у неё в руках было продолжение династии и светлые перспективы. Если бы Мария только знала, как она ошибается!