Почему Гайдай так и не снял сиквел «Кавказской пленницы»

Комедия «Кавказская пленница» вышла на экраны в 1966 году — фильм собрал в кинотеатрах более 70 млн зрителей, подарил популярность Наталье Варлей и окончательно закрепил за Александром Демьяненко образ Шурика.

Сразу после успеха «Кавказской пленницы» Гайдай задумался о создании сиквела. Предполагалось, что сюжет перенесет героев в не самую очевидную локацию — исправительную колонию.

Именно там зрителей должна встретить знаменитая тройка Труса, Балбеса и Бывалого.

Помимо троицы, за решеткой должны были оказаться также товарищ Саахов и его водитель. В одном из интервью Владимир Этуш вспоминал, что Саахов всегда был оппортунистом и крайне деятельным человеком, у которого обнаружился существенный недостаток — раздутое самомнение.

Поэтому Гайдай задумался, как именно можно было бы побольнее уколоть персонажа. Решение пришло не сразу: по сюжету, Саахов мог стать руководителем местного театра — поэтому зрители могли не раз увидеть Этуша в женских образах.

В итоге Саахов освобождается досрочно, но возвращается в тюрьму, чтобы руководить дисциплиной — и сталкивается в кабинете с Ниной, которую пытался похитить в первом фильме.

Так персонажи снова собираются вместе и переживают очередные приключения.

Работа над фильмом не продвинулась дальше идеи по двум причинам. Первая связана со съемками первой «Кавказской пленницы». Тогда у Гайдая произошел грандиозный скандал с Евгением Моргуновым. Артист считал себя звездой высшего эшелона и поэтому настаивал на особом отношении.

Чаша терпения Гайдая переполнилась после одного случая: киностудия проводила тестовый показ картины в закрытом формате, куда никого не допускали. Не трудно представить удивление режиссера, когда Моргунов провел на смотр свою поклонницу.

Вторая причина была связана с локацией съемок сиквела. По мнению киностудии, тюрьма — не самое удачное место для комедии.

Оцените статью
Почему Гайдай так и не снял сиквел «Кавказской пленницы»
А вы тоже заметили эту странность с продуктами на новогодних столах в «Иронии судьбы»?