«Повесть о первой любви» — смелый фильм эпохи Оттепели

В эпоху Оттепели все дружно заговорили о подростково-юношеской любви, как о самоценном явлении. Ломались копья – одни утверждали, что в 14-16 лет возможна лишь дружба, как смысл отношений мальчика и девочки, другие – верили в то, что Ромео и Джульетта – это и наша советская реальность, третьи (наиболее тупые) во всём видели paзврат и призывали отслеживать «нездоровые склонности».

Хотя, и склонности вполне здоровые, и никакой мерзости в робких поцелуях нет. Бывали, конечно, разные случаи, но эти казусы считались реальным «позором на весь район». И вот — «Повесть о первой любви» (1957), снятая на Одесской киностудии режиссёром Василием Левиным по сценарию Марии Смирновой, Лауреата сталинской премии. Литературная основа — одноимённая повесть Николая Атарова.

Кинокартину создавали к конкретному событию — к Фестивалю молодёжи и студентов 1957 года, и на тот момент «Повесть…» считалась невероятно острой, злободневной и дерзко-смелой. Да и сейчас она смотрится довольно интересно. Кроме того, здесь задействованы Сергей и Кирилл Столяровы, причём, в ролях отца и сына. Два красавца в кадре – это впечатляет! Хотя… младшему всё же далеко до старшего.

Старшеклассники Оля Кежун (Джемма Осмоловская) и Митя Бородин (Кирилл Столяров) сначала подружились, а потом …возникло чарующе-весеннее чувство. Девочка намного «старше» по опыту бытия – у неё умирает мать от сердечного приступа, и отныне Оля должна сама выбирать дорогу. Мы видим, как обеспеченная и капризная старшеклассница, ленившаяся выучить уроки, резко превращается во взрослую девушку, вынужденную выбирать свой путь.

Тогда как Митя, всё ещё остаётся «папиным сыном». Впрочем, и он – наполовину сирота. Его воспитывает не столько отец, который вечно в командировках (по фильму он – военный, по книге – прокурор), сколько тётушка – учительница географии (в повести она – преподаватель английского и французского языков). Так вот! Отец настаивает на том, чтобы Оля жила в их доме, ибо негоже девчонке болтаться без присмотра.

Вокруг все (многие) решили, что он потакает влечению своего сына к не самой приличной девочке — Оля и раньше слыла троечницей, витающей непонятно, где. Этим озаботились не только престарелые ханжи, типа директрисы Болтянской (Александра Панова), но и молодые-бойкие руководители системы. Да. В этом фильме было сразу несколько «болевых точек», из-за которых сию лав-стори могли бы не выпустить в прокат.

Например, комсомольский босс районного масштаба, заведующий школьным отделом – толстый и красивый Белкин (Пётр Щербаков) изображён отрицательным героем, которого потом отстраняют от должности. Говорит штампами, да и откровенно глуп. Что помимо? В киноленте показана преступная заинтересованность взрослого мужчины – несовершеннолетней девочкой. Случай в тогдашней жизни редкий, но гадкий.

Тренер спортшколы Яков Казачок (Алексей Бахарь) явлен этаким роскошным подонком, а его привлекательная внешность подана в таких ракурсах, что представляется мeрзкой. Вышеозначенный мотив — самый скользкий и запрещённый не только в нашем искусстве, но и в буржуазном. Набоковскую «Лолиту», созданную в тех же 1950-х годах, долгое время не хотели печатать в Америке, да и в большинстве стран мира.

Только парижское издательство Olympia Press взяло на себя смелость, вызвав огонь на себя. Да и в легкомысленной Франции тут же начался скандал. А тут в советской кинокартине, предназначенной для юношества, мы видим этакого Гумберта – хорошо одетого, подтянутого, стильного, да ещё и поющего под аккомпанемент своего приятеля-музыканта (эту эпизодическую роль исполнил композитор Андрей Эшпай).

Разумеется, спортсмена-певца-пeдoф… бьёт Митя – за очередные приставания к девушке. Сцена избиения настолько эффектна, что представляет собой отдельную вишенку на торте. Здесь всё закончилось на радостно-мажорной ноте – все плохие наказаны, все хорошие – вместе. Поссорившихся влюблённых мирит лучший друг Мити – Аркадий по прозвищу Чап (Владимир Земляникин), хотя, ему вся эта лав-стори не особенно по душе.

Ну, ещё бы – Митя больше не хочет собирать приёмник, обсуждать книжки, гонять мяч и вообще — жить нормальной пацанской жизнью! Финал – трогательный и светлый – примирение, подстроенное тем самым хмурым Чапом. Но …будут ли герои вместе? Сказать сложно. В повести Оля возвращается в школу, а Чап и Митя уезжают из города – в столичные вузы. Чап – в Киев, а Митя – в Москву.

И оба пишут Оле письма: «Из Киева приходят удивительные по бестолковости письма, написанные к тому же «убийственным» почерком. Москва пишет с нежностью, с юмором и с таким изобилием подробностей (заказной бандеролью, на десяти, на двадцати, на двадцати пяти страницах), что ясно чувствуется желание человека не расставаться. Иногда попадаются даже стихи, чего раньше не наблюдалось».

Оцените статью
«Повесть о первой любви» — смелый фильм эпохи Оттепели
Из фильма «Офицеры» надолго убрали небольшой эпизод. Какую сцену не показывали советским зрителям