Про ЭТО. Взрослые сцены в советском кинематографе

Вопреки расхожему мнению, кекс в СССР был да еще какой. И опять же, вопреки расхожему мнению, в советских фильмах его тоже показывали, как и обнаженку. Конечно, давеча это было не так, как нонеча, когда тебе во весь экран и крупным планом во всех ракурсах. Собственно процесс не показывали — вставляли кадры либо «до», либо «после», ибо зритель не глуп, он и так поймет, чем тут герои занимались. Особенно умиляло то, что персонажи «после того как» лежат в постельке либо тщательно закутанными в одеяла, либо одетыми. Особенно барышни. Прям так и вижу это картину:

— Дорогая, давай предадимся любви!

— Хорошо, дорогой, тока не раздевайся, я стесняюсь.

Что касается эротики, то она в советском кинематографе присутствовала и дышала полной грудью. Ну почти полной. В разных фильмах нам могли показать и женские груди, и зады обоего пола, и нагие телеса в принципе. Вот, например, кадр из фильма «А зори здесь тихие» Станислава Ростоцкого аж от 1972 года:

А вот кадр из комедии «За спичками» 1979 года:

А это всем известная сцена из комедии «Человек с бульвара Капуцинов» 1987 года:

Кстати говоря, любимый многими фильм «Москва слезам не верит» просто пронизан эротичностью. Вот, например, с чего начинается вторая серия — Катерина принимает душ:

Всего на долю секунды в кадре мелькнет грудь Веры Алентовой. А следом нам показывают, как переодевается ее дочь:

А вот это сцена, когда Гошу и Катерину едва не застукала Александра:

Но это еще не самый шик. Когда в начале серии Алентова вскакивает с дивана, то на краткий миг в кадре мелькает… Да там, наверное, весь зал выл. Куда там Шерон Стоун с ее ногами, вот как надо свои прелести демонстрировать! Всего одно мгновение, но каков ракурс, какова картина!

Даже и не знаю, как такое пропустила советская цензура. Видимо, фильм изначально планировался на «Оскар». Впрочем, теперь понятно, почему он его получил — ну кто из академиков был в силах устоять перед неотразимостью 37-летней Алентовой? Хороша ведь на самом деле.

Но по-настоящему откровенные сцены в СССР стало можно снимать только после перестройки. И одним из самых дерзких и самых эротичных фильмов новой советской эпохи стал фильм Валерия Рубинчика «Комедия о Лисистрате» 1989 года. Сюжет картины строится на комедии греческого драматурга Аристофана «Лисистрата». События разворачиваются в каком-то там лохматом веке до нашей эры в самый разгар Пелопоннесской войны. Афины воюют против Спарты, в связи с чем все мужики забросили хозяйственные дела и тусят на лини фронта. А война эта длилась не фигли-мигли, а целых 28 лет. А что такое война в то время? Утречком встали, позавтракали, щит прихватили и к стенам города меряться… копьями. Личики друг дружке начистили, стрелами друг в друга потыкали, в малоприятных выражениях древнегреческим матом, то есть, гекзаметром высказали все, что друг о друге думают, и к вечеру разошлись по домам — синяки от кулаков и дырки от стрел залечить, чайку там откушать с кофием, новости посмотреть и с женушкой в койку бухнуться. Ну так вот годов так после двадцати семи такого безобразия афинским бабам это дело надоело, что мужики кажное утро на войнушку бегут, а возвращаются поздно вечером. Так это еще ладно, но возвращались, что обидно, не все, из-за чего количество мужского поголовья заметно снизилось.

В конечном счете местные тетки взбунтовались и потребовали от мужей войну прекратить. А какой самый верный способ заставить мужика, наконец, сделать то, что требуется? Пральна, от тела отлучить. И поэтому, когда уцелевшие вояки в очередной раз возвращаются вечером домой, жены отправляют их в бессрочный бан до тех пор, пока они не перестанут ерундой страдать. Вот по этой комедии и был снят фильм. Надо сказать, что картина получилась очень и очень средненькой — час тридцать нудятины, и не спасло ее даже участие таких актеров, как Борис ХмельницкийЕлена КореневаОльга КабоАлександр КалягинКонстантин РайкинЕвгений Стеблов. Сказать откровенно, складывается впечатление, что фильм был снят только для того, чтобы дать возможность актерам телесами посверкать. Единственное, чем может заинтересовать фильм, так это тем, как Райкин бежит босой, мотая колбасой, за Кабо и изобилием прочих «Ух ты, гляньте, что деется!»:

Три-четыре: ноги выше, ноги шире!

Надо заметить, что Кабо в таком виде смотрится гораздо эстетичнее, чем Райкин.

Фильм заканчивается массовыми paздeвалoвoм, кадра не будет — я упарюсь прямоугольнички лепить на этот колбасный цех, кому интересно, можете глянуть на час десять. Но что сказать хочется: когда оно все было под запретом, то режиссеры, идя на риск, делали все максимально деликатным и эстетичным. Взять того же Меньшова — как аккуратно, как нежно и как безумно привлекательно он показывает женское тело. Как только запреты сняли, так вся красота и чувственность тут же была вытеснена грязью и потекла коричневая субстанция с характерным запахом по трубам. Во всех подробностях, спереди, сзади, сверху, снизу, сбоку, с применением подручных средств и прочим. Все опошлили и свели к банальной животности. Так что когда чего-то нет, это не всегда и плохо. Мне, например, советское нравится куда больше, а от современного порой за тазиком бежать хочется.

Делитесь мнениями в комментариях: приветствуете ли вы наличие в фильмах откровенных сцен; насколько откровенными они, по-вашему, должны быть?

Оцените статью
Про ЭТО. Взрослые сцены в советском кинематографе
Одежда, которая считалась в СССР неприличной