Раиса Захаровна — такая ли уж безобидная овечка?

Тут мне встретилась статья, что, мол, Раиса Захаровна вызывает жалость: бедная несчастная женщина, тоскующая по сильному мужскому плечу, от отчаяния уже на потолок лезет и готова кинуться на первого, кто обратит на нее внимание. Но я с этой позицией не согласна, и сейчас расскажу почему.

Если не вникать в суть, то Раиса Захаровна может на самом деле показаться глубоко несчастной женщиной: лет ей уже… за сорок (Гурченко было 49, когда снимался фильм), личная жизнь не задалась — все мужики от нее сбегают — она сама об это говорит Василию в приступе откровенности, детей нет, и вишенка на торте — она странная, попросту говоря — с конкретным прибабахом. И вот по всему поэтому многие ее жалеют и призывают войти в ее положение — оголодала, мол, без мужской ласки, на фонарный столб скоро набросится. А тут на курорте ей мушшыно попадается, цельный и вроде как даже ничейный. Ну да, жена там есть какая-то, но как-то не очень. Пожалейте бедную, не судите, ну так получилось.

Так получилось? Или все-таки так получили? В смысле целенаправленно шли к цели, которой был простодушный Вася Кузякин? А давайте разберемся.

Во-первых, вспомните, кем была Раиса Захаровна. Она сотрудница отдела кадров в леспромхозе, в котором работает Кузякин. Вспомните момент их первой встречи. Кузякин ее сразу узнал: «Вы у нас работаете в отделе кадров. В управлении». Интересно, что и она его припоминает, правда путает его фамилию (или делает вид, что путает): «Товарищ Кузькин?» То есть, они друг друга знали. Скорей всего, Кузякин по делу заходил в отдел кадров, где встретился с Раисой и приглянулся ей. И тут уже дело техники — кадровики имели доступ ко всем личным делам. Ей ничто не мешало найти его папку и изучить личное дело. То есть, она знала, что он женат, что у него трое детей. А дальше собрать о нем сведения из «сарафанного радио» вообще проще простого. Так она и узнала, что жена у него скандальная грубая деревенская баба, а он товарищ воздушный, мечтатель и лирик, и чего бы не вырвать беднягу из лап деревенской xабaлки. Освободить, так сказать, от непосильного гнета.

Осталось решить проблему: каким-то образом остаться с Василием один на один. И тут наступает во-вторых.

Во-вторых, сотрудники одела кадров в большинстве случаев были «особами, приближенными к императору». На более-менее крупных предприятиях они занимали помещения отдельные от производств, обычно в здании управления, там же, где находились директора, замы директоров, партийные секретари организации, председатели профсоюза и прочая «элита». Естественно, все они друг друга очень хорошо знали и старались поддерживать отношения в духе вась-вась. Путевку на курорт в СССР не получали, а «доставали». Естественно, распределение в первую очередь шло по верхам. Простые работяги за всю свою жизнь могли ни разу не попасть в санаторий или просто на отдых в какой-нибудь прибрежный пансионат. Например, моя мама, ветеран труда со стажем 45 лет без нареканий только один раз за всю жизнь получила от профсоюза бесплатную путевку. Ну, собственно, ничего удивительного в этом не было: выделяли, допустим, 20 путевок на год, из них по справедливости делили пополам: 10 на директорат и иже с ним, другие 10 — на всех остальных. А поскольку простых рабочих могло быть в сотни раз больше, чем управленцев, то, соответственно, получить бесплатную путевку у простого рабочего шансов было в сотни раз меньше.

Поскольку в леспромхозе работают жители окрестных деревень, которые все друг про друга знают, то легко представить, что сорока на хвосте принесла Раисе Захаровне новость о том, что приглянувшийся ей Кузякин получил путевку из-за травмы. Я даже могу предположить, что Захаровна и посодействовала этому, а заодно подкатила и к председателю профсоюзов: «И мне путевочку сделаешь туда же на ту же смену?» Данивапрос. Конечно, сделает. Свои же, что ж не сделать-то. Поэтому вполне можно допустить, что она ехала на курорт с уже составленным планом действий. А уж встретиться с земляком в одной смене — пара пустяков. Но, к несчастью для Раисы, при всей ее красоте и голове набитой всякой альтернативной дребеденью, не было у нее главного — ума. Вот план и не сработал. Да еще и от жены Кузякина люлей огребла. Но на мой взгляд — поделом. На чужой кусок не разевай роток.

Оцените статью
Раиса Захаровна — такая ли уж безобидная овечка?
Почему Романовы были богаты, но из-за традиций постоянно болели