Роковая ошибка стюардессы Наташи, которой многие не придают значения

17 октября 1958 года в Советском Союзе произошла ужасная катастрофа. Самолет ТУ-104, следующий рейсом Пекин — Москва, разбился в Чувашии. Причиной стали конструктивные недостатки. Надо же было изобрести такую ненадежную машину!

Самолет-то упал совсем новенький, того же года выпуска. Даже страшно представить, что пережили люди, когда лайнер встал на дыбы, ушел в штопор, а потом рухнул на землю.

Мысль от того, что ты заперт в железной коробке на высоте 10 килметров над землей и не можешь ее покинуть по собственному желанию, приводит в ужас. Вы как хотите, можете летать, а я пас. Лучше уж на машине.

Злосчастным рейсом командовал Гарольд Кузнецов. Он был влюблен в бортпроводницу Аллу Маклакову. Но она любила другого. В результате жуткой трагедии с ТУ-104 погибли все 9 членов экипажа и 65 пассажиров.

Драматург Эдвард Радзинский услышал об этой кошмарной истории и написал пьесу «104 страницы про любовь». В 1968 году произведение было экранизировано на Мосфильме.

Вот я заранее не знал, что кино снято по театральной пьесе, но понял это после нескольких минут просмотра. Статичные интерьеры, долгие диалоги, театральные жесты, и конечно же Татьяна Доронина.

Сразу скажу, это очень хороший фильм, хотя на мой субъективный взгляд, уступает другим фильмам с Татьяной Васильевной — «Старшей сестре», «Трем тополям на Плющихе» и тем более «Мачехе».

В реальной жизни Гарольд Кузнецов и Алла Маклакова разбились, но давайте пересмотрим фрагмент из «Еще раз про любовь». Штурман Лев Карцев пришел к Наташе Александровой, когда они «застряли надолго».

«Ты в следующий раз летишь уже на север? Ну что ж, прощай». А Наташа целует Леву и в самом деле прощается с ним навсегда. Был и другой диалог, немножко раньше. «Значит ты серьезно хочешь переходить на загранрейсы?» «Да, с конца месяца буду летать в Европу».

А кроме того, давайте просто взглянем на выражение лица Иры «Мышки», которая пришла на «свидание» с Евдокимовым вместо погибшей Наташи, чтобы сообщить тому ужасную новость.

Ира очень подавлена и расстроена, но все-таки разве она похожа на женщину, только что потерявшую своего единственного и ненаглядного возлюбленного (Леву Карцева)? Все-таки нет.

Если бы Карцев был в том рейсе с Наташей, возможно, Ира расплакалась бы, поделилась с Электроном своим горем. А потом они остались вместе. Ничего подобного не произошло.

Я твердо убежден: Наташа разбилась, а Лева выжил. Просто потому что его не было на том злополучном самолете. К сожалению, стюардесса сделала неверный выбор. Предпочла слегка угловатому, но надежному и обстоятельному Карцеву самовлюбленного эгоиста физика Электрона Евдокимова.

А он ведь не любил Наташу! Женщина Евдокимову нравилась, он проводил с ней время, но не более того. И только в конце возникло что-то более или менее похожее на чувство. Но как бы всё закончилось — мы с вами не узнаем.

Конечно, прямой связи между решением Наташи и авиакатастрофой нет и быть не может. А вот косвенная, иносказательная — очень даже присутствует. Как Нюра не вышла к водителю Саше, вернувшись к домашнему тирану Григорию, гордившемуся тем, что «не бьет», так и Наташа не осталась с преданным Левой.

Не просто ушла от него, отказавшись начать отношения, а даже перешла на загранрейсы. Давайте не забывать, что реальная трагедия ТУ-104 случилась как раз на маршурте Пекин — Москва. Здесь есть о чем подумать…

Так кто же, по-вашему, больше подходил Наталье Александровой? Штурман Лева или надутый гордец Электрон? Были у нее с физиком хоть какие-то совместные перспективы, если бы она не отправилась в тот роковой рейс?