«Сладкая женщина»: считаю Тихона самым неприятным персонажем в этом фильме

Кинолента 1976г. «Сладкая женщина» давно стала классикой отечественного кино. Наталья Гундарева, исполнившая главную роль, была признана, согласно версии журнала «Советский экран», лучшей актрисой 1977 года. О самой ее героине, Анне Доброхотовой, по сей день не утихают споры. В советские времена было принято считать ее отрицательным персонажем: дескать, недалекая мещанка она, бездушная эгоистка. В новое время многие смотрят на нее по-иному: находят и ряд положительных черт.

Впрочем, речь не об Анне. А о другом герое. Последнем из показанных в фильме мужчин Анны – Тихоне. Вот о нем-то я не встречала отрицательных отзывов. Напротив. Создателями фильма он задуман замечательным со всех сторон. И многие зрители, я знаю, ему симпатизируют.

А я вот считаю его самым неприятным персонажем в фильме.

Хотя это понимаешь не сразу. Вот Тихон появляется в самых первых кадрах. В электричке. Кстати, ничего вам это не напоминает? Правильно. Точно такую же сцену мы видим и в другом культовом фильме тех же лет. В знаменитой киноленте «Москва слезам не верит». Случайно ли это? Оставим вопрос риторическим.

Так вот. С этих самых первых кадров мы понимаем: Тихон – преинтересный субъект. Очень неоднозначный. По одежде, некоторым манерам – просто рубаха-парень. Скажем, ничего не стоит ему фамильярно так, игриво обратиться к незнакомой женщине: «рыженькая». Но благородная внешность, умный прищур глаз красавца-аристократа Олега Янковского не оставляет сомнений – перед нами ряженый, этакий король в изгнании. Что и подтверждается потом. Сам Тихон скупо упоминает о том, что повидал немало. И за границей, оказывается, бывал. Да и Бог знает, чего он о себе не успел рассказать…

Таковым Тихон остается на протяжении всех своих появлений в этом киносюжете. Во всех речах Тихона про доморощенную простоту: грибочки, деревенские шальки, елочки во дворе, – сквозит фальшь. Причем, фальшь самому себе. Тихон таким себе очень нравится: народным, простым, искренним, правдолюбивым. «Богато жить привыкла. Со мной богато не получится. Неухватистый я», – как будто даже хвалится он. Ведь он – простой рабочий на стройке. Только и всего….

Так да не так. Непритязательная ушаночка да поношенная курточка прикрывают царские ризы. Ведь Тихон Соколов в глубине души считает себя избранным, особенным. Он даже свое неумение преуспевать в этой жизни несет гордо, как наградной лист.

Иногда кажется, что и вовсе Тихон себя втайне считает даже святым: а как же, жене и дочке имущество оставил, сам живет-погибает в убогой развалюхе под снос. И, между прочим, конечно, не понимает совсем, что жена-то ушла из-за того, что устала терпеть его «расчудесный» характер. Его беспрестанную игру в то, чем он хотел бы быть.

Кстати, то, что Тихон постоянно буквально приходит в ледяное бешенство оттого, что Анна недальновидно и запросто, не от большого ума, что там говорить, плохо о его жене отзывается, вовсе не свидетельствует о его благородной натуре. Скорее, эта очередная игра в благородство.

Всякий раз смотришь на этого Тихона, да и думаешь: ну и на что ему, такому запутанному и сложному, этакая простая, незамысловатая Анна была нужна? Ему б чего позаковыристей…. А был бы он и впрямь человеком достойным, так и сразу сгинул бы куда после первой уже встречи. Не морочил бы женщине голову. Потому что не его поля ягода. Но Тихону покуражиться надо. Ему жертва надобна. А Анна очень подходит на эту роль. Ведь она для него – всего лишь убогая мещаночка, глупая, недалекая. Разобраться, и не совсем человек даже. Поэтому можно над ней поизмываться по-всякому. С глумливой улыбочкой, таящимся в насмешливых глазах превосходством.

Подковырнуть, например: «Подрядился что ли ходить к тебе?».

Откровенно унизить: «Облавы не устраивай, а то рассержусь», «Ты на любого согласна. А другие требования имеют».

Указать ей, что недалекого ума она: «Когда поймешь, тогда и обижать не буду».

И вовсе уж растоптать презрением: «Ты думаешь, кошка-лизунья, если выпью, полюбить тебя смогу?».

Вообще, на Анне Тихон срывается с большим удовольствием. Ведь она, эта «сладкая женщина», и, впрямь, наверное, глупа, если не видит, какой это черствый, бездушный и высокомерный человек.

Скажете, Тихона оправдывает то, что и Анна сама вовсе не Орлеанская дева. Бабенка она тертая, и циничная, и расчетливая. Все так. Но все-таки она же – душа живая. И на это прямо указывают создатели фильма. Последние сцены заостряют наше внимание на этом. Ведь так жаль эту самую Анну, отвергнутую, брошенную, когда в отчаянии и горе бродит она по темной, ночной заброшке, после того, как «галантный» кавалер Тихон ее выпроводил восвояси. А красивое, почти одухотворенное в белоснежном обрамлении платка лицо Анны – крупным планом в финальной сцене… Разве это не намек создателей фильма на то, что заложены в этой героине и возможность духовного возрождения, да и, вообще, и не такая уж она пропащая?

Создатели фильма это понимают и до нас, зрителей, доносят. Не понимает этого Тихон. А ведь мог бы и почувствовать. Ведь он же, в отличие от прочих Аниных ухажёров, и тонкостью ума отличается, и широтой воззрений. Но видно, нет. Не дано. «Малахольный» он, как, кстати, его при знакомстве про себя характеризует Анна. И это бесхитростное первое впечатление, пожалуй, что и верное.

Где-то читала, что хотели на роль Тихона Владимира Высоцкого позвать. Не срослось почему-то. И, думаю, слава Богу. В исполнении Владимира Семеновича Тихон другой получился бы. Слишком напористый, грубоватый, честный и прямой. Предсказуемый. Без двойного дна.

А так, благодаря Олегу Ивановичу, мы имеем совершенно потрясающий, неповторимый кинотипаж. И отталкивающий, и обаятельный одновременно. Способный произвести впечатление и заманить, к сожалению, в свои сети и не только простоватую «сладкую женщину».

Оцените статью
«Сладкая женщина»: считаю Тихона самым неприятным персонажем в этом фильме
5 малоизвестных ролей Александра Демьяненко