«Сто килограммов мечты!» В чём изюминка мадам Грицацуевой советского кино?

На вступительном экзамене во ВГИК она рассказывала монолог Иванушки-дурачка из «Конька-Горбунка», да так забавно, что руководитель курса произнёс: «Вот эту «дурочку» надо брать!»

Любимая роль

Наталья очень любила себя в образе мадам Грицацуевой и с удовольствием вспоминала яркие моменты съёмок фильма «Двенадцать стульев». И как случайно попала в картину. Туда пробовались Нонна Мордюкова и Галина Волчек, но показались режиссеру «несмешными».

Когда Леонид Гайдай снимал «Кавказскую пленницу», Крачковская поехала в съёмочную экспедицию вместе с мужем — звукооператором картины. Режиссёру запомнилась эффектная супруга члена съёмочной группы.

И, подыскивая актрису на роль Грицацуевой, он просил помощников найти такую, как жена Крачковского. Но где ж найти такую, если она единственная?

И в результате пригласили на пробы Наталью Леонидовну.

Не дали похудеть

«Сто килограммов мечты», — сказал о ней один из поклонников.

Во время работы над ролью в фильме «Иван Васильевич меняет профессию» Наталья Крачковская сильно заболела и в итоге сбросила 20 килограммов.

Гайдай, увидев актрису в другой весовой категории, очень расстроился, ведь съёмки ещё не были закончены. Он велел ей вернуть все формы обратно. Иначе зритель не поймёт превращения: вошла в дверь пышка, а вышла модель.

Влюблённый Владимир Крачковский ухаживал за «знойной женщиной» тоже по-особому. Их роман начался во время съёмок, и Володя чутким сердцем уловил, что розами эту даму не проймёшь.

А потому Наталья быстро оценила оригинальность ухажёра, когда однажды утром в дверь гостиничного номера просунулась рука с подносом, уставленным вкусностями к завтраку.

Это выглядело красиво и показывало заботу кавалера. Творог, сметана и булочки сделали своё дело, и бастион сопротивления актрисы пал.

Почему не в Думе?

Когда ей предложили поработать на благо отечества в Государственной Думе, она не согласилась, потому что «достала бы всех своей нетерпимостью».

В жизни она, по её же утверждению, как в кино, вредная толстая тётка. Но мы-то знаем, что при этом актриса была очень обаятельной, с лучезарно доброй улыбкой. Эта «женщина-улыбка» могла рассмешить любого, потому что не боялась быть собой ни на экране, ни в жизни.