«Тень у пирса» — как становятся пособницами врагов?

Разбирая вчера шпионский детектив «Выстрел в тумане» (1963), я вспомнила ещё один ярчайший образец этого жанра — «Тень у пирса» (1955). Этот фильм очень любила моя мама – не потому, что он – шедевр, а потому что им эту «Тень…» показывали в пионерском лагере. Ностальгическая нотка, счастливое лето середины 1950-х…

…У этой киноистории – важнейший минус. Это – пафосные диалоги. Все говорят плакатным стилем. И – наши и враги. Лица, как маски в итальянском театре Dell’arte. Ни одного «интересного» типажа, кроме, пожалуй, отрицательной героини – официантки Клавы Шубиной в исполнении харизматичной Екатерины Савиновой. Хотя, и Клава тоже — маска.

Она ещё не прославила себя в образе Бурлаковой Фроси, зато уже сверкнувшей в «Кубанских казаках» (1949). Роль этой Клавы могла бы сыграть любая фактурно-выразительная актриса – взяли «за внешность», но Савинова делает это с огоньком. Крупная, фигуристая, чуть вульгарная – из-за макияжа, она здесь просто находка.

В советском искусстве бытовали негласные правила – буфетчица, маникюрша, официантка, манекенщица – вот они могли стать лёгкой «добычей», как преступников, так и диверсантов. Добычей – в смысле подружками, пособницами, сообщницами и даже сознательными вредительницами, считавшими, что им недодали дольче-виты.

Героиню Савиновой легко зацепили – у неё была недостача, точней – растрата, и внедрённый диверсант, втеревшись в доверие, покрыл долг, чем «спас» девицу от уголовного преследования. Взамен потребовал услуг – предоставлять свою квартиру для явок, и в конечном итоге, ей дают ответственное задание – сыпануть яда влюблённому в неё пилоту.

Чтобы он и сам погиб, и новейший самолёт уничтожил. Клаве противопоставлена хорошая девушка – библиотекарь морского дока Таня Ракитина (тоже красивая, но ничуть не вызывающая Роза Балашова). Интересно, что обе героини – модные, и, вместе с тем, эта эффектна стильность выглядит по-разному.

У Клавы – нечто цветастое, обтягивающее, подчёркивающее, какие-то безумные шляпки, тогда как Татьяна – в строгих, очень хорошо сшитых, костюмах или в клетчатом платье – актуальная тема 1950-х. И здесь тоже – сплошные маркеры. Клавочка напоминает карикатуру на стиляжку или какой-то pin-up-типаж, разве что с провинциальным налётом.

Да, на предложения врага эти девушки отвечают по-разному. Таня, рискует собой, а Клава — другими. Библиотекарь, служащая на флоте и – крашеная официантка находятся как бы в противоположных нравственных плоскостях. В результате нам показали, что Клавой ничто не двигало, кроме жажды наживы и сопутствующего страха.

Безусловно, ей не нравилось помогать шпионам, однако, ею владел исключительно ужас неминуемого разоблачения, а не то естественное понимание, что она вредит своей Родине. В финале влюблённому в неё матросу говорят, что он ещё найдёт свою настоящую девушку. Не эту порочную фифу.

Я ничего не сказала об остром и захватывающем сюжете? Он чист и прост, как политинформация – враги хотят уничтожить док, а чекисты, благодаря бдительности граждан, не дают этого сделать – все или убиты, или же изобличены. А ещё в кадре — город Одесса, жемчужина у моря… И Дюк, и лестница, и порт, и огни.

Оцените статью
«Тень у пирса» — как становятся пособницами врагов?
«Два билета на дневной сеанс»: сюжет высосан из пальца. Так ли это?