Тоня обязательно закрутит амуры с Матвеем. Она не может по-другому

Все мы знаем шикарный фильм «Дело было в Пенькове». Классика советского мелодраматического кино, который мало кого оставляет равнодушным.

Душевный сказ о любовных мытарствах, приправленный невероятной актёрской красотой и драматическим сюжетом, не один десяток лет волнует наши умы и заставляет наши сердца биться чаще.

И финал такой вроде положительный. Матвей после отсидки возвращается в родной колхоз молчаливый и просветлённый. Его глаза ненасытно смотрят на мир, а на губах играет трогательная улыбка.

Он счастлив, что закончились годы испытаний, и он с лёгким сердцем вернулся домой, где его ждёт красавица жена и ребёнок.

Я даже думаю, что в этот самый момент он корит себя последними словами:

«Какой же я был дурак! Как же я мог от такой благодати потянуться на блуд.

Да у меня жена — красой с ног сшибает. Статная, волоокая коса по пояс. И чего мне приспичило любовью играться!? Сам себя «под монастырь подвёл», молодую без ласки оставил.

Но теперь всё изменится. За ум Матвей взялся. Всё другое побоку, только Лариска и сынок. Теперь меня на мякине не проведёшь и городским «манером» на «клюковку» не сманишь. Баста!»

Только сдается мне, что всё это минутное помешательство. Воздух свободы кружит голову, от переизбытка чувств тесно в груди, и на этой щемящей струне он спешит домой, чтобы ткнуться носом в родные коленки жены.

Но ведь и любовь к Тоне у него никуда не делась. Сейчас она едва тлеет под горьким пеплом последних лет, но стоит их глазам встретиться, и всё закружится вновь. Теперь, после тяжёлых испытаний, ему еще острее захочется быть с ней рядом, прикоснуться к её гладкой коже, вдохнуть пряный аромат её густых волос.

В его голове забьётся шальная мысль: Выходит я, греха не изведав, расплатился сторицей!? Так может, взять всё то, за что уплачено?

Тем паче что и Тоня совсем не против.

Я полагаю, не случись Алевтины с её непомерной тягой к душегубству и «вынужденного отпуска», в который отправился Морозов, рано или поздно схлестнулись бы Тоня и Матвей в любовном угаре. Если женщина загорелась, мужику вовек не устоять. А Тоня загорелась, да ещё как.

Если не верите, пересмотрите финал картины, где Глечикова видит, как Матвей шагает по улице в сторону родного дома. Как вспыхивает её лицо, как вздымается грудь. Да её просто в жар бросает при виде Морозова. Не будь вокруг людей, она бы бросилась на него и повисла на шее. Тоня бы разревелась от счастья. Ведь она ждала и дождалась.

И вы полагаете, она отступится?

Сомневаюсь.

Ох, и не легко будет Ларисе держать оборону.

Тоня чудо как хороша и жара в ней вдоволь нерастраченного. Она и родит от Морозова запросто. Вон с какой любовью она чужих детей на руках держит, видать по своим истосковалась.

Если в ней былое не потухло (а по всему видать, так и есть) ходить Ларисе с рогами.

Здесь только одна надежда-что Матвей изменился. Что казённый труд и дисциплина ему в ум пошли. Что взнуздал он себя да на харчах казённых вразумился.

Хотя норов его рисковый, всё одно себя покажет.

«Волчьи ноги» к Тониной горенке приведут, а уж там его, должно приветят и теплом да лаской согреют.

Вот так мне видится дальнейшее бытие в селе Пеньково. Как бы там снова до отравы не дошло.

Хотя, может, я и ошибаюсь.

Сами-то что думаете? Пишите-посудачим!

под Принцесса — Дом зелёных глаз

Оцените статью
Тоня обязательно закрутит амуры с Матвеем. Она не может по-другому
Как снимали фильм «Иван Васильевич меняет профессию»: Рязанов отвлекал от работы, а Шурик не пришел на съемки