Удивительная история любимой многими комедии. Как «отвоевали» картину «Любовь и голуби»

Апрель 1984 года, режиссёр Владимир Меньшов спешит в Госкино, нужно как можно скорее получить прокатное удостоверение на свою новую картину, ведь она явно получилась с большим трудом.

Чего только не пережил Меньшов со своей командой во время съёмок. Актриса Наталья Тенякова постарела прямо в кадре на 30 лет. Людмила Гурченко несколько часов плавала в холодной воде. А Александр Михайлов и вовсе едва не попрощался с жизнью.

Теперь все напасти наконец позади, и уже через несколько недель вся страна увидит фильм “Любовь и голуби” и убедиться, что мучения на съёмках были не напрасны. Думая об этом Меньшов вошёл в кабинет начальника со счастливой улыбкой, а вышел с поседевшей головой.

В ресторан съемочная группа все таки пошла. Там Владимир Меньшов и объявил, что сдаваться рано, еще повоюем.

Что же такого аморального разглядели сотрудники Госкино в новой комедийной мелодраме Владимира Меньшова

Режиссёр переминался с ноги на ногу в кабинете начальства и судорожно пытался вычислить где он допустил ошибку. Может быть под запрет неожиданно попала пьеса Владимира Гуркина, которая легла в основу сценария.

В 1982 спектакль “Любовь и голуби” стал главным хитом театра Современник. Владимир Меньшов как зритель пьесу оценил, а как режиссёр в поиске взял на карандаш.

Хит Меньшову нужен был срочно, его предыдущий фильм “Москва слезам не верит” получил главный мировой кинематографический приз планеты американский Оскар. Но с момента триумфа прошло уже 3 года, а режиссёр в творческом просторе. В кулуарах шептались: “похоже Меньшов так и останется режиссёром одной картины”.

Сценарий и герои деревенской мелодрамы и впрямь были интересными. Хотя однажды уже вызвали нарекания своих прототипов. Да и как не обидеться. Комедия была их собственной реальной драмой, случившаяся в городке Черемхово. 

Там действительно жило семейство Кузякиных. Их семейную историю и пересказал драматург Гуркин, не удосужившись даже изменить фамилии героев. И теперь историю о непутевом муже и отце узнала вся страна. Да не просто узнала, а посмеялась.

И всё же вряд ли возмущённое семейство пожаловалось на режиссёра Госкино. Но в чем же тогда загвоздка. Может чиновников не устроила актриса, сыгравшая главную роль. Ведь Меньшова действительно предупреждали на её счет. Нина Дорошина не проходила на главную роль по возрасту, ей к тому моменту было уже 50.

На целых 10 лет больше, чем её экранному мужу Александру Михайлову. Режиссёру настойчиво предлагали рассмотреть кандидатуру других, более молодых и более известных актрис. Но Меньшов проявил свою знаменитую упертость, неужели за это и поплатился.

Дорошина и сама понимала, её Надежда Кузякина явно будет проигрывать молодому супругу. И тогда актёр Александр Михайлов принял удар на себя, то есть состарился с помощью грима.

Поразмыслив, и эту причину недовольства Госкино пришлось отмести. Если уж там и придрались к возрасту актёров, то совсем других — Сергея Юрского и Натальи Теняковой.

Вот уж кто не вписывался в типаж своих героев просто никак. Интеллигентная Тенякова и сама удивлялась, как она вообще согласилась сыграть эту деревенскую старуху вдвое старше себя.

Юрского тоже состарили и приодели, а уже на площадке выяснилось, что забавные деревенские перепалки актёрам отнюдь не чужды.

Юрский перевоплотился в деревенского пьющего деда на отлично. Выпивал, танцевал балагурил, импровизировал и даже не кряхтел в ответ на разнообразные требования режиссёра.

Но причина отказа цензоров Госкино была совсем другая.

Персонаж Сергея Юрского показала им уж слишком превратным. И показывать такое в период расцвета антиалкогольной кампании руководство сочло неприемлемым. Придрались и к употреблению фразы “Ёшкин кот”.

Меньшову пришлось вырезать более семи комичных сцен, чтобы картину пустили в прокат. Но это ей не помешала набрать популярность и получить любовь зрителей даже за рубежом.

Оцените статью
Удивительная история любимой многими комедии. Как «отвоевали» картину «Любовь и голуби»
«Предательница» (1976): во благо ли любовь, в которой приходится отказаться от личного счастья