В комментарии интересно сравнили Соломатина с Рудольфом…

Прочитала тут в комментариях довольно интересное сравнение папаши Нины Соломатиной из «Карнавала» (1981) с Рудольфом-Родионом из «Москва слезам не верит» (1979). Комментарий получил много лайков, в том числе, мой.

Но! Я не согласна. Да-да, сравнение изящное, прuкoльнoе, но это не значит, что оно точное. Бывает, что нравится эффектность комментария сама по себе.

 

Давайте посмотрим. Сходство, безусловно, есть – оба-два около_творческие, хорошо одетые москвичи 40-45+ (при усах). Оба мужчины когда-то бросили (по сути) своих дочерей, ради того, чтобы «двигаться дальше», а Нина с Александрой – девчонки плюс-минус одного поколения. Однако же отличий гораздо больше.

Миша Соломатин вовсе не был залётно-прилётным кавалером Нининой матери — девушка носит его фамилию, она – Нина Михайловна, а папаша все годы исправно платил алименты. И он вовсе не был изначально роскошным «московским гостем» со столичными манерами.

Напомню, что Соломатин из того же Оханска, и у него там живёт мать. У Нины, собственно, есть бабушка Зинаида – именно из Соломатиных. Надо ли напоминать, какой «бабушкой» для Александры стала мать Рудольфа?Другое дело, что Соломатин практически порвал все нити, связывавшие его с домом.

Он даже своей Жозефине врал, когда всего лишь ездил погостить к матери. Жози аж в лице переменилась, когда услышала, что муж был в Оханске. У неё было такое замешательство, будто она узнала… о возможном адюльтере на курортах.

То есть в этом семействе рулит Жозефина, для которой бывшая жена, как вечный камешек в туфельке, не сказать – кость в горле.

Бабка Зинаида там произносит: «Не каждый год такой праздник». То есть Михаил Иосифович годами не появляется в родном городе. И потом ещё хлеще: «Глазам не верю. Михаил — дома. Большой, усатый».

 Это сколько же лет надо не общаться с родными, чтобы они тебя почти не помнили? Кто-то ещё осуждает Афоню, что маргинальный сантехник забыл о тётке.

Здесь аж целый художник-умник забросил мать! Тогда как с Ниной у бабушки общение постоянное. Она, по словам Зинаиды, ей первая помощница. Миша-то не из интеллигенции корнями, а из таких же «простых», как и мать Нины, как и весь этот дивный Оханск.

Тут был ещё смешной комментарий, что Соломатин по отцу – …еврей, но Иосиф – это обычное имя по святцам, особенно у старообрядцев. Рудольфик, напротив, мамин сын и вряд ли прогибался под своих жён в этом плане. Вероятно, оба союза Рудика «уничтожила» всё та же героиня Евгении Ханаевой.

(Кстати, вы заметили, что у неё в сюжете нет имени-отчества? Я говорю о фильме, а не о киноповести, написанной в 1990-х годах). То есть Нина была дочерью рaзведёнки (или не были женаты?), которую поддерживала свекровь, пусть и бывшая, а Саша – дочерью матери-одиночки, не имевшей никаких «пряников» от отцовской семьи…

Оцените статью
В комментарии интересно сравнили Соломатина с Рудольфом…
Татьяна Лиознова: судьба сильной женщины — режиссёра «Семнадцати мгновений весны»