Водевиль со счастливым концом

Все знали, что жена надворного советника Шмидта, хорошенькая Мария Осиповна, намного младше мужа. Но мало кто подозревал, что ранее она была ему падчерицей. Седой отчим вынудил Марию Осиповну пойти с ним под венец. А потом вокруг этого союза закрутилась такая история, что вокруг улыбались: «Ну настоящий водевиль!». И со счастливым концом.

Дом №10 по улице Почтамтской, что в Петербурге, с 1802 года принадлежал надворному советнику Карлу Шмидту. Добротный особняк в три этажа позволял владельцу размещаться самому и сдавать квартиры. Поскольку поблизости находилась канцелярия военного министерства, то арендаторы, обычно, приходили оттуда. Серьёзные люди, с положением и деньгами.

У Карла Яковлевича дела шли просто замечательно: он получал доход из нескольких имений, продвигался по службе и был женат на белокурой красавице Машеньке, младше себя на двадцать лет.

«Они были люди богатые, — вспоминал чиновник Василий Марченко, — а хозяйка… Молодая, умная, весёлая и прекрасная собою… Мне нравилось видеть её… в бриллиантах, разряженную для благородного собрания».

Василию Романовичу в ту пору было двадцать два года, он происходил из скромных могилёвских дворян и попал в военную коллегию по рекомендации графа Вязмитинова. Тот разглядел в скромном чиновнике большие таланты и активно помогал Василию в его карьерных делах.

Чтобы не подвести своего благодетеля, и всегда быть на службе вовремя, Марченко решил снять квартиру поблизости – у Карла Шмидта. Так он и познакомился с Машенькой.

Прелестной жене седого Шмидта шел в ту пору девятнадцатый год. Все свое время она делила между книгами, которые заказывала десятками, распоряжениями по хозяйству и выездами в свет.

Карл Яковлевич завёл порядки, которые следовало строго соблюдать: Машенька обязательно должна была оказаться дома к его возвращению со службы. Раз в месяц устраивали приём, и супруге Шмидта надлежало развлекать гостей пением и игрой на фортепиано. Все траты следовало записывать в специальную тетрадку, и если у Карла Яковлевича возникали вопросы, лучше было подготовиться с ответами…

Машенька не любила мужа. А вот Василия Марченко, с которым периодически сталкивалась на лестнице, она отметила сразу. Высокий, приятной наружности, обходительный. Молодой.

«Несмотря на свои способности и приятную внешность, — писал о нём драматург Степан Жихарев, — он был скромен, как красная девушка, почтителен к старшим и приветлив со всеми».

В доме на Почтамтской вспыхнули чувства: Машенька и Василий скоро обнаружили, что они безумно влюблены. Но преградой оставался Карл Яковлевич Шмидт, и с этим ничего нельзя было поделать.

Однажды, горюя о невозможности быть вместе, прелестная молодая женщина рассказала Василию свою историю: Карл Шмидт был её отчимом. А когда матушка умерла, то потребовал от падчерицы пойти с ним под венец. Деваться ей было некуда, никакими средствами она не располагала, и в пятнадцать вышла замуж.

Василий долго думал обо всем: получалось, что надворный советник принудил девушку к браку! А позволительно ли это с точки зрения закона? Чтобы разобраться, задал вопрос графу Вязмитинову. И тот рассеял все сомнения молодого человека. Шмидт не имел никакого права!

В тот августовский вечер 1804 года Василий Марченко и Машенька ждали Карла Яковлевича вместе. А когда он вернулся со службы, сообщили, что жена подаёт на развод. И противиться этому не получится – всё уже известно о подоплёке этого брака.

Два года длился бракоразводный процесс, и Машенька обрела свободу. А потом сразу вышла замуж за любимого! Было у них пять дочерей и два сына. Василий, действительно, оказался талантливым человеком – он служил томским губернатором, затем стал действительным статским советником, а потом личным секретарем императора Александра I. Одного из сыновей Марченко назвал в честь государя.

Но водевиль на этом не закончился. Бывший муж Машеньки, разведённый Карл Шмидт, долго не переживал. В 1807 году он обвенчался… со своей ключницей. И, как говорили, в этом третьем браке был весьма счастлив.

Оцените статью
Водевиль со счастливым концом
Что же показали в самом первом выпуске «Ералаша»