«Жених из Майами» и мечты обывателя 1990-х

Некоторые гости блога спрашивают, зачем я разбираю фильмы Анатолия Эйрамджана (где он либо сценарист в союзе с режиссёром Геральдом Бежановым, либо — сам себе режиссёр), ибо, кроме «Самой обаятельной…» (1985) и «…Нофелета» (1987) у него и сюжетов-то приличных не наблюдается.

Остальное — перестроечный китч, пошлость высшей пробы да эталонное убожество. Вот именно! Эти «комедии» надо смотреть в качестве артефактов эпохи. В плохом кино, равно как в посредственной литературе гораздо лучше отражаются все веяния.

Отвлекусь немного от Эйрамджана! Когда-то очень давно, в прошлой жизни, мне довелось прочитать исследование в «Иностранной литературе», где автор заявил, что для понимания «типичной Франции» 1830-х Поль де Кок лучше Стендаля.

Я в подростковом возрасте не знала, что за птица Поль де Кок, но потом выяснилось, что это – сочинитель бульварного чтива, ставший образцом в своей нише. Так вот Эйрамджан – это наш Поль де Кок, разве что в синематографе.

Тоже показывал мирок, а не мир. Итак, «Жених из Майами» (1994) – ещё один кладезь тогдашних смыслов и грёз. Главный герой – Сергей Авдеев (Борис Щербаков) когда-то эмигрировал в Америку по воле жены, а теперь, когда супруга ушла к некоему богатому янки, страдает от одиночества.

Даже ходит к жрицам любви, чтобы не рыдать от пустоты бытия. Несмотря на то, что Серёга почти не говорит по-английски (!!!), беден по американским меркам, а трудится вместе с чернокожими и латиносами, …живёт он вполне сносно.

Итак, нам транслируют сразу два тезиса: 1) в США много миллионеров, и они готовы принять в свою виллу русскую женщину; 2) даже простецкий работяга имеет в Майами неплохую машину и прочие блага. То есть, езжай и – по любому не пропадёшь.

Тогда все развитые буржуазные страны изображались, как некий Рай, где низы живут лучше, чем условный миддл-класс в СССР и на постсоветском пространстве. Многие искренне считали, что наличие в рационе каких-нибудь снеков в ярких упаковках – это и есть высокий уровень жизни.

И вот, уставши от одинокой доли, Авдеев едет на бывшую родину, чтобы там найти свою любовь. Но не остаться в Москве, а привезти новую жену потом в Майами. Сергей останавливается у своего дяди (Михаил Державин) – представителя того самого миддл-класса.

Конечно же, быт его намного скромнее, чем у разнорабочего в США. Начинаются поиски, но Авдееву не везёт, и он попадает в дурацкие ситуации – то ему попадается эффектная клофелинщица (Лариса Удовиченко), этакая Манька Облигация категории luxury).

Да, кто такие клофелинщицы? Красавицы сначала завлекали кавалеров, приезжали к ним в гости, а потом сыпали клофелин в напитки. Или сразу наливали шампанское & снотворное. Затем ловко обчищали квартиру. Между прочим, эта авантюристка потом всё вернула…

На смену деловитой воровке, изображавшей бизнес-леди, приходит нимфoманка 30+, устраивающая l`аmour en trois – дядю тоже…того… Забегает полусумасшедшая супер-хозяюшка в красной шляпе, с пирожками и дурацкими ужимками.

Появляется и легкомысленная продавщица в леопёрдовом облачении. Короче, вокруг какие-то «разнообразные не те», как пелось в песне на стихи Евгения Евтушенко, правда в ином фильме.

Да. Мелькает сквозной персонаж Эйрамджан-фильмов – тётя Клава с лицом Людмилы Ивановой и, как обычно, Клавдия Матвеевна исполняет функцию неудачливой свахи, предлагающей забавный «неформат», типа той с пирожками.

И вот, когда уже надо улетать в Майами, наш герой встречает свою любовь в очереди за продуктами. Мы так и не узнаем, как звали героиню Татьяны Догилевой. Важно, что Авдеев и сия мадемуазель сплотились в битве за еду.

Напомню, что в начале 1990-х даже в Москве свирепствовал (иначе не скажешь) дефицит, и те очереди, что ныне преподносятся, как «советские», были никак не советскими.

Обратите внимание на фото тех столпотворений – там типичные пуховики, стёганные пальто узнаваемого кроя, «кооперативные» шапочки у пацанов – именно начала 1990-х, а никакие не 1970-е и даже не 1980-е!

При этом в ларьках торговали «роскошью», типа Сникерсов и Марсов – весьма недешёвых в 1993 году. Было много и всяческого пойла — от алкогольного, вроде спирта Royal до безалкогольной Херши-Кола (вкус победы).

В общем, Авдеев привёз ту бойкую девушку в Америку и нам показывают их обеспеченную life – одеты круто, машина, купаются, счастливы. Героиня Догилевой резко помолодела и похорошела, носит шортики. Америка же! Тепло, вкусно, мило.

Издевательским фоном звучит «Марш Энтузиастов», где поётся: «Здравствуй, страна героев, страна мечтателей, страна учёных!» И правда, на фоне постсоветский реальности Майами мог бы сойти за Парадиз и даже за страну мечтателей.

Оцените статью
«Жених из Майами» и мечты обывателя 1990-х
Факты о фильме «Человек ниоткуда»