«Жестокий романс»: а с матерью Ларисы что будет? Мне страшно и подумать….

Не отпускает меня вот уже много лет этот замечательный фильм Эльдара Рязанова.

Что поделать, на днях вновь не удержалась – пересмотрела в который раз.

И опять по-новому увидела некоторые образы.

Скажем, обратила особо пристальное внимание на Хариту Игнатьевну, маменьку Ларисы. Призадумалась над ее судьбой дальнейшей.

Обычно принято писать и говорить о старшей Огудаловой как о даме холодной, расчетливой, циничной даже. Упрекают ее в том, что о погибшей дочери средней, Ольге, она не плачет, не горюет. Ругают за то, что из Ларисы выгоду так и стремится извлечь. Деньги берет от Кнурова беззастенчиво. И не краснея, слушает его намеки насчет дочери. А на Паратова, вообще, облизывается как кот на сметану. По всему видно, нравится он ей как мужчина. И будь она помоложе…

Впрочем, Харита Игнатьевна и так дама весьма привлекательная. Моложавая, пикантная, изящная. Вся под стать своему имени: ведь харитами-то в Древней Греции называли грациозных, вечно молодых прислужниц богини любви и красоты.

Вот и в Харите Игнатьевне женское очарование заложено от природы. Она об этом хорошо знает, потому и говорит Ларисе с плохо скрываемой горечью, что не стара еще, и жизнь свою вполне устроить еще может.

Недоброжелатели обычно и в том ее винят, что не по возрасту нраву она свободного. Постоянно дома у себя «цыганский табор», по выражению Карандышева, устраивает: с песнями да плясками.

А попробовал бы тот самый недоброжелатель себя поставить на место Хариты Игнатьевны. Ведь живет она одна, фактически без средств к существованию. Дом заложен. Всего и капиталов-то – юная красавица-дочь. Абсолютная бесприданница. И помощи ждать неоткуда. Только и надежда – благотворительность сильных мира сего. Либо жених богатый.

Кто-то скажет: работать бы им пойти – матери и дочери. Да только забывает этот кто-то, что дело происходит в русской провинции позапрошлого века. И идти в услужение женщинам хорошей, хоть и обедневшей дворянской фамилии, все равно что на панель….

А вот если посмотреть объективно. Не такая уж плохая мать эта Харита Игнатьевна.

Просто себя и детей своих поддерживает, как может. Скажем, дочь свою старшую, что оказывается за границей с промотавшим деньги мужем, тут же выручает.

А что деньги беззастенчиво берет, так это ж у того, кто им счета не ведает.

Да и с Ларисой ведет себя без навязчивой родительской опеки. Уважает чувства дочери. Дает ей право выбора. А это уже само по себе для тех времен весьма нехарактерно.

Вот только о будущем самой Хариты Игнатьевны я и думать боюсь.

Потому что после гибели Ларисы нет для нее этого самого будущего.

Моложавая, очень даже приятная еще дама сгинет в нищете и забвении. Никакой Кнуров ей больше не подаст. Да и друг семьи Вася также сделает вид, что знать не знает. Не вспомнит о ней и душка Паратов: у него своих забот хватит. Да и зачем теперь?

Горе по потерянным детям, беспросветная нищета сомкнутся черной тучей над головой этой обреченной женщины. Окажется она фактически на улице.

И это еще счастье, если найдется ей место в богадельне для престарелых и убогих. А то и по миру пойдет…