А если бы Рязанов пригласил в свою чудесную «Иронию судьбы…» Гурченко, не получилось бы нечто похожее на «Пять вечеров»?

Самое интересное, что вдохновлённый сценарием Эльдар Рязанов всерьёз вознамерился утвердить на главные роли любимого им и всеми живущими в СССР, Андрея Миронова, уже почти прилетевшего в Ленинград к учительнице в лице многогранной Людмилы Гурченко.

Досужие критики поговаривают, что это было бы совсем другое кино.

А вот додумайся его помощники до приглашения очаровательной, с прекрасным меццо-сопрано, красавицы Нонны Терентьевой, то не было бы малоузнаваемой Пугачёвой, но зато мы бы годами не слышали эти раздражающие гортанные «талызинские» вскрики, в момент поливания спящего Мягкова водой.

Эх, опять я о своём…., сакральном…

Однако, надо знать настойчиво-упрямый характер Людмилы Марковны.

Если внимательно смотреть картину, то легко можно заметить на экране «местного» телевизора танцующих, ранее отвергнутых «претендентов», из изящной комедии «Соломенная шляпка».

Или вспомните, как Гурченко, крайне разочарованная тем, что ей не досталась роль 18-летней Денизы де Флориньи, заставила всё же уступчивого Леонида Квинихидзе дать ей исполнить куплеты «Бабетты», пусть и в неком репетиционном антураже.

Так, а как же практически утверждённая повестка с всё теми же «Пятью вечерами». Понятно, что такая «поливалентная» (ой!) актриса, каковой всегда и была Людмила Гурченко, легко бы сыграла полуодинокую ленинградку, одетую к Новому году, в найденном реквизиторами на «складе», подходящее тёмно-бежевое платье.

Но для того, чтобы осознать, насколько притягательной могла быть её Надежда, совершенно необходимо вспомнить подходящие по жанру фильмы Людмилы Марковны.

Думаете, что это может быть странноватая мелодрама «Любимая женщина механика Гаврилова» 1981 года. А кому-то, наверняка, она глянулась в музыкальной сказке «Мама».

Но если попристальней взглянуть на роли Гурченко в «до-ирониевскую эпоху», сиречь до 1975 года, то «Старые стены» Трегубовича тут же возвращают нас к пресловутым «Пяти вечерам».

И совсем не убеждает драма того же 1973 года «Открытая книга», где её Глафира совершенно далека от «рязановской Надежды». Вот и в год «создания у населения банных иллюзий» с перемещением объекта на 3-ю улицу Строителей, дом 25, квартира 12, что в городе Петра, Людмила Марковна как раз и играла Инну Сергеевну в драме «Дневник директора школы», да-да, именно ленинградскую учительницу. Парадокс, однако, но довольно занятный.

Жаль, что нет хотя бы десятиминутного варианта съёмок приезда в Ленинградскую квартиру Андрея Миронова, где его и находит обескураженная Гурченко.

Всё же иногда хочется узнать, что было бы, если … . Но чаще всего искомые события не подчиняются «самодостаточному» сослагательному наклонению, поэтому кому-то (в моём скромном лице) и приходится прикидывать варианты той или иной ситуации, отвечающей классической формулировке – «если бы да кабы»…