Как Станислав Говорухин подшутил над своим другом Владимиром Высоцким. Безобидный розыгрыш вызвал неожиданную реакцию

Существует огромное количество розыгрышей — одни вызывают улыбку или смех, а другие способны даже обидеть. Однажды режиссер Станислав Говорухин решил подшутить над своим другом Владимиром Высоцким. Его розыгрыш был умным, в какой-то степени даже интеллигентным, но вот реакция на него оказалась неожиданной.

В середине 60-х Станислав Сергеевич занялся съемкой фильма «Вертикаль». Сюжет фильма рассказывает о группе альпинистов, которые решили забраться на ранее непокоренную кавказскую вершину. Из-за грозового циклона вся группа оказывается в смертельно опасной ситуации.

Одна из главных ролей досталась Владимиру Высоцкому, который специально для фильма написал шесть песен. Пять из них вошли в итоговый вариант ленты, а вот небезызвестную композицию «Скалолазка», ровно, как и эпизоды в которых она должна была звучать — вырезали.

Сама же история розыгрыша начиналась так…

Станислав Говорухин был вынужден на несколько дней покинуть съемочную площадку. Вернувшись, он сразу направился в гостиничный номер, куда заселился Высоцкий. Но войдя в помещение режиссер никого там не обнаружил.

Внезапно в глаза бросились листки бумаги, разбросанные по всей кровати. На тех листочках Высоцкий записывал стихи для своей новой песни. Первые строчки были такими: «Мерцал закат, как блеск клинка…».

Говорухин мог похвастаться феноменальной памятью, благодаря которой ему хватило буквально несколько раз бросить взгляд на стихи, чтобы выучить их наизусть. После этого Станислав Сергеевич вышел из номера и спустился в холл. Там он заметил Высоцкого, вокруг которого столпились поклонники. Увидев приближающегося Говорухина, Владимир Семенович, не дав ему сказать и слова, сразу начал хвастаться свежей песней, написанной специально для фильма.

Он предложил ее исполнить, на что Говорухин конечно же согласился. И вот, из уст Высоцкого начали звучать слова: «Мерцал закат, как блеск клинка…». Владимир Семенович не успел закончить и первый куплет, как Говорухин прервал его и выпалил: — «Володя! Это же знаменитая песня, ее каждый альпинист знает…»

Высоцкий с изумленным видом ответил: «Такого не может быть!»

И тут Говорухин пересказал ему припев. Высоцкий находился в растерянности:  «Не понимаю… Может я слышал эту песню в детстве, и она осталась у меня в памяти? Какая жалость!»