Владимир Макаров. От тюрьмы и сумы до вершин эстрадного олимпа

Имя Владимира Макарова, исполнителя знаменитого хита 1960-х «Последняя электричка», уже стало забываться. А были времена, когда певец был в пятёрке самых популярных эстрадных певцов СССР. Его красивый лирический баритон когда-то вырывался наружу из каждого открытого окна с работающих радиоточек, катушечных магнитофонов и проигрывателей, звучал на танцах.

Биография певца интересна тем, что его творческую судьбу во многом определила тюрьма. Именно там где многие судьбы ломаются, молодой Володя Макаркин нащупал свою жизненную колею. Оказавшись на Колыме за ограбление универмага, восемнадцатилетний хулиган, попал в хорошую компанию.

Ансамбль заключённых, которым руководил знаменитый Вадим Козин, много ездил по колымскому краю и заключённые жили там на особом положении. Именно Козин первым убедил молодого паренька что у него есть талант, раскрыл его вокальный потенциал, репетируя с ним, оттачивая его голос. В то же время на Колыме оказался знаменитый Эдди Рознер, который тоже выступал вместе с колымским ансамблем, и тоже приложил руку к воспитанию самородного таланта будущего артиста.

Стоит сказать, что познакомиться с такими людьми на свободе у тульского паренька было бы мало возможности. Так что тут точно по поговорке — не было бы счастья, да несчастье помогло.

Когда молодой Володя Макаркин освободился в конце 1950-х, то продолжил своё шествие на музыкальный олимп. Работал от донецкой филармонии, потом от северо-осетинской, наконец добрался и до родной земли, где устроился в тульскую филармонию. Потом была работа в ансамбле хорошо знакомого Эдди Рознера и начинающего Анатолия Крола.

Вот так последовательно двигался к покорению своих вершин молодой певец, который для благозвучности изменил свою фамилию на Макаров.

Определяющим годом его карьеры стал 1966. Владимир Макаров тогда стал победителем всесоюзного конкурса артистов эстрады, и вскоре прекрасно выступил в Польше на международном фестивале «Дружба». О певце стали много писать, стали брать интервью на радио. Именно тогда подправили его шероховатую биографию. Сделав его солистом колымского ансамбля МВД, где он якобы проходил службу во внутренних войсках. В конце года Макаров стал солистом Москонцерта.

С 1966 по 1971 годы певец обколесил всю нашу огромную родину. Многократно записывался на пластинки. Его исполнение «Последней электрички» стало эталонным, и песню бесконечно крутили по телевизору и вбрасывали в радиоэфир.

Но певец пел огромное количество других песен. Другими хитами Макарова стали песни «А я еду за туманом», «4 таракана и сверчок». Певец много пел патриотических, военных песен: «Спят курганы тёмные», «Бухенвальдский набат» и другие. А уж какую популярность принесла его запись практически гимна милиции «Наша служба и опасна и трудна». Причём первую версию песни спел сам А. Горохов, автор стихов, и она прозвучала в первых сериях знаменитого сериала про ЗнаТоКов. Но потом уже звучал только макаровский вокал.

По большому счёту огромная популярность Владимира Макарова прервалась в 1971 году, когда певцу было под сорок лет. Певец, который входил в обойму лучших из лучших в то время, спел на Кремлёвском концерте песню «Стены имеют уши». Это была шуточная песня о сплетнях соседей.

Текст был залитован, и певец пел спокойно, не подразумевая о серьёзных последствиях. Слова в песенки были следующие: «Стены, уберите ваши уши, стены, я устал от этой чуши. Стены, до чего же в грешном мире, трудно вас раздвинуть чуть пошире». Сразу после концерта певца повезли на допрос в КГБ. Поговорили по душам, как говорится, и певца отпустили. Но осадочек остался.

Следом за этим случаем произошёл уже более серьёзный случай который певцу не простили. Гастрольная поездка на Кубань Владимира Макарова, Муслима Магомаева и Валерия Ободзинского завершилась скандалом.

Директор краснодарской филармонии попросил певцов поработать сверх графика. Ясное дело на хвост село ОБХСС, которое уже следило за деятельностью директора филармонии. Левые концерты прославленной троицы вычислили, завели дело. Директора филармонии посадили, Муслима Магомаева, любимца Брежнева и Фурцевой легко отмазали, а Ободзинского и Макарова отстранили от сцены, радиоэфиров и телевидения на неопределённое время.

Владимира Макарова почему-то не взлюбил всемогущественный Сергей Лапин. Вроде по «пятой графе» у него всё было более чем чисто, но тюремное прошлое певца Лапину не нравилось. Певец попал в знаменитый лапинский «чёрный список», вместе с группой еврейских товарищей и примкнувших к ним Тамаре Миансаровой, урождённой Гребневой, Веронике Кругловой.

Певца через восемь месяцев реабилитировали, но работать он мог только в дальних уголках нашей страны. Вот так некогда сверхпопулярный Владимир Макаров и мотался по гастролям до самого 1986 года. А после перенесённых двух подряд инфарктов, решил завершить свою карьеру музыканта.

Стоит сказать, что певец нашёл свою половинку, женившись на красавице Нине ещё в середине 1960-х. Благодаря их сильному семейному союзу он смог пережить многие невзгоды. После ухода со сцены супруги поселились на даче в Подмосковье. Много времени Владимир Павлович проводил на родной тульщине, где был организатором и бессменным руководителем песенного фестиваля. Его участниками являлись исполнители не только из Тульской, но и других соседних областей. Так было до 2008 года, когда певец довольно тихо и спокойно оставил этот мир.

Невысокого роста, коренастый, Владимир Павлович Макаров, впечатлял своей мощью и устойчивостью. Настоящий мужик. Прекрасный русский певец с глубоким мужским голосом, характерным, искренним, проникновенным. Он так и запомнился нам бредущим и прыгающим по шпалам вслед за последней электричкой. Но также запомнился нам как певец бернесовского плана, ярким социальным героем нашей эстрады.

На его песнях дети учились мужеству, патриотизму, любви к Родине и к любимым. Его жизненное кредо вполне выразилось в песне на стихи М. Анчарова «Слово «товарищ»:

Говорил мне отец —

Ты найди в себе слово,

Чтоб оно, словно песня,

Повело за собой.

Ты ищи его с верой,

С надеждой, с любовью,

И тогда оно станет твоею судьбой.

Я искал в небесах

И средь дыма пожарищ,

На зелёных полянах,

И в мёртвой золе,

Только, кажется мне,

Лучше слова «товарищ»

Ничего не нашёл я на этой земле.